EN

КОМСОМОЛКА И ГЕНЕРАЛ
к 65-летию разгрома немецко-фашистских
войск под Москвой

СМИ старательно уничижают героев советского времени. Что поделать. Уничтожение идеалов, культовых героев врага – один из методов ведения идеологической борьбы. Но каковы герои нового времени? Почему о большинстве награждаемых не сообщается в печати? Ведь есть же герои октябрьской бойни 1993 г., кого-то награждают за Дубровку, Беслан…

Как вообще можно сравнить героев разных эпох, разных стран?

Однако история дала нам такой уникальный шанс! Мы имеем возможность сравнить поведение людей в одинаковых условиях – в немецком плену, ставшими впоследствии – Героем Советского Союза и Героем РФ. Ниже приведен отрывок из книги Ю. Мухина «Если бы не генералы! Проблемы военного сословия». М.:Яуза, 2006. Выделения в тексте сделаны в книге.

В приведенном отрывке сравнивается поведение только в плену. Необходимо напомнить, что Зоя Космодемьянская боевое задание выполнила - подожгла деревню, в которой был расположен немецкий центр радиоразведки. Генерал Лукин, которому было поручено 07.10 1941 возглавить 4 окруженные армии (сотни тысяч солдат, тяжелое вооружение, боеприпасы, продовольствие) и сковать действия немецких войск, рвущихся к Москве, через пять дней отстранился от руководства. Через пять дней после окружения 4 армии превратились в толпу.

И тогда на выполнение боевого задания в тыл врага пошли Зоя Космодемьянская, Вера Волошина…, воины, которые понимали, что в войне против рабства и уничтожения народа Победа не имеет цены.

Гл. редактор.

Со времени, когда в жизнь стали входить Женевские и Гаагские соглашения о законах ведения войны, было вве¬дено в закон, что военнослужащий, попавший в плен, обя¬зан сообщить противнику свое имя и фамилию, личный но¬мер, звание, часть, в которой он служил, и адрес семьи. Все! Все остальное — это уже помощь врагу, это преда¬тельство.

Вот теперь давайте с точки зрения поведения в плену рассмотрим то, что рассказали немцам попавшие к ним в руки комсомолка Зоя Космодемьянская и генерал-лейте¬нант М.Ф. Лукин.

О поведении Зои рассказал следователю ее товарищ по диверсионной группе В. Клубков, который смалодушни¬чал, взялся служить немцам и выдал Зою — рассказал немцам, где ее искать. Потом немцы сделали из него сво¬его разведчика, забросили к нам, но особисты быстро его вычислили и арестовали. На следствии Клубков показал:

«...Как меня только сдали офицеру и он увидел у меня бутылки с горючей жидкостью... он наставил на меня ре¬вольвер и потребовал, чтобы я выдал, кто вместе со мной прибыл поджигать деревню. Я при этом проявил трусость и рассказал офицеру, что нас всего пришло трое, назвав имена Крайнева Бориса и Космодемьянской Зои. Офицер немедленно отдал на немецком языке какое-то приказа¬ние присутствующим там немецким солдатам... послал в погоню за Крайневым и Космодемьянской. Солдаты быст¬ро вышли из дома...

Вопрос: Какие еще показания выдали офицеру до тех пор, пока привели Космодемьянскую?

Ответ: Далее я показал офицеру, что я послан разведоmделом Запфронта, расположенным около ст. Кунцево. Рассказал, что наша часть при разведотделе насчитывает человек 400 разведчиков и что она готовит и перебрасывает в тыл к немцам диверсионные группы по 5—10 чел... Называл своего командира и командиров групп по фамилиям, которые знал. Через несколько минут солдаты при¬вели Зою Космодемьянскую. Задержали ли они Крайнева, я не знаю.

Вопрос: Что спрашивал офицер у Космодемьянской и какие она дала показания?

Ответ: Как только привели Зою Космодемьянскую, офицер спросил, кто она и зачем прибыла в дер. Петрищево? Зоя отвечать на вопросы отказывалась, офицер избил ее. Космодемьянская ответила, что она деревню не под¬жигала.

Вопрос: К вам офицер обращался за помощью в полу¬чении признания от Космодемьянской?

Ответ: После этого офицер обратился ко мне, и я ули¬чил Космодемьянскую, что она пришла вместе со мной и подожгла южную окраину деревни. Я показал офицеру, что это действительно Космодемьянская Зоя, которая вместе со мной прибыла в деревню для выполнения диверсионных актов. Однако Зоя заявила, что она меня не знает.

Космодемьянская после этого на вопросы офицера не отвечала. Видя, что Зоя молчит, три офицера раздели ее догола и в течение 2—3 часов сильно избивали ее резиновыми палками, добиваясь показаний. Космодемьянская заявила офицерам: «Убейте меня, я вам ничего не расскажу». Больше ее не видел. Несмотря на то, что я Космодемьянскую выдал, и избиения немецкими офицерами, все же она им ничего о себе и о Красной Армии не рассказала...»

А вот, что рассказал немцам сдавшийся им в плен в октябре 1941 года командующий 19-й армией генерал-лейтенант М.Ф. Лукин. (Взято из Хрестоматии по отечественной истории (1914—1945 гг.) под редакцией А.Ф. Киселева, Э.М. Шагина. М. 1996.)

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА
ВОЕННОПЛЕННОГО ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТА
КРАСНОЙ АРМИИ М.Ф. Лукина 14 декабря 1941 г.

Приведенный ниже текст допроса был отправлен с оккупированной германскими войсками территории СССР в Берлин для ознакомления Гитлеру. Давший показания М.Ф. Лукин (1892— 1970гг.), Герой Россий¬ской Федерации (1993 г.), генерал-лейтенант, командовал в ходе войны 16-й, 20-й и 19-й армиями. В октябре 1941 года в районе Вязьмы был тяжело ранен и захвачен немцами в плен, в мае 1945 года освобожден.

Генерал Лукин, тяжело раненный, был взят в немецкий плен. С ним уже несколько раз беседовали, но говорили немного, вследствие его тяжелого состояния. Теперь же генерал-лейтенант Лукин сказал следующее:

— Если Вы хотите, чтобы я ответил на Ваш вопрос: «По¬чему русский народ, несмотря на всю свою ненависть к Сталину и советской системе, продолжает их защи¬щать?» — то могу ответить таким образом, чтобы быть очень честным в разговоре с Вами. Вы говорите об осво¬бождении народов России от большевистской системы и о новом порядке для будущей Европы, но одновременно Вы говорите, что только русские являются носителями боль¬шевизма, а украинцы, например, нет. Это ерунда. Боль¬шевизм также чужд русскому народу, как и украинцам. Во¬обще это интернациональное учение. Большевики смогли победить в России только потому, что сельское хозяйство было ужасно запущено после 1-й мировой войны. Комму¬нисты пообещали крестьянам землю, а рабочим — фабри¬ки и заводы, поэтому народ поддержал их. Конечно, это было ужасной ошибкой, поскольку сегодня крестьянин, по сравнению с прошлым, не имеет вообще ничего. В лучшем случае колхозник в Сибири получает 4 кг хлеба в день, а средняя зарплата рабочего 300—500 рублей в месяц, на которую он ничего не может купить. Когда нечего есть и существует постоянный страх перед системой, то, конеч¬но, русские были бы очень благодарны за разрушение и избавление от сталинского режима. Только очень высокие представители советского партийного аппарата сносно живут. Командир стрелковой дивизии, по сравнению с ни¬ми, живет плохо. Но я все равно не верю в то, что в нынеш¬них условиях внутри СССР может произойти народное, ан¬тисталинское восстание. Слишком много крови пролили большевики за 20 лет своей власти, и все, кто бы мог поднять такое восстание, уже уничтожены. И даже если суще¬ствует, к примеру, такой командир или генерал, который бы думал о таком восстании и о новой России, он все рав¬но ничего не мог сделать, так как вокруг него слишком много комиссаров и чекистов. Даже если этот генерал только поговорит об этом со своими друзьями, он все рав¬но ничего не сможет сделать, так как даже в среде воен¬ных очень много доносчиков и никому нельзя верить. По¬этому для осуществления антисталинского восстания ну¬жен сильный толчок извне. Вы, немцы, можете сокрушить систему, но Вы не должны думать о том, что народ может это сделать сам, несмотря на свою ненависть к режиму. И Вы не должны упрекать или наказывать русских за то, что они не восстают.

Вы говорите об освобождении народов. Но мы ничего не слышали об освобождении Украины или Белоруссии, захваченных Вами, и у нас говорят, что и для России сво¬боды не будет. Это порождает сопротивление агрессору. Конечно, партийный аппарат и чекисты — это не друзья, но вторгнувшийся враг — это агрессор, и с ним надо бороться. Начиная с сентября этого года на Волге и восточнее Волги формируется 150 новых стрелковых дивизий, а воз¬можно и больше, но никак не меньше 150. Мы должны бы¬ли сами отдавать из своей армии некоторых командиров и комиссаров для этих новых дивизий. Через 4—5 месяцев эти дивизии или закончат свое формирование, или уже будут на фронте. У них будут и танки. Один мой друг сказал мне, что ежедневно строятся 60 танков, позднее это число будет доведено до 80. Это, включая заводы Ленинграда и те заводы, которые были эвакуированы на восток страны Основные типы строящихся танков Т-34 и КВ. Также строятся около 20 самолетов в сутки разных типов, но артиллерии и пистолетов-пулеметов будет немного. СССР помогают США и Великобритания, но я не думаю, что их помощь будет значительна. Нефти и нефтяных запасов не так много, чтобы полностью удовлетворить потребности, и если вермахт дойдет до Кавказа, то их будет еще меньше.

Здесь генерал-лейтенант Лукин задал вопрос собеседнику о том, что не собираются ли немцы создать альтернативное русское правительство? На этот вопрос Лукина допрашивающий ответил, что создание такого пра¬вительства будет затруднительно, ибо генерал Лукин сам заметил, что все, кто бы мог войти в такое правительство, убиты большевиками. А в случае создания правительства из случайных людей русский народ будет думать, что это правительство лишь служит немцам. Лукин сказал: «Мо¬жет быть, это и правда. В этом году Вы создали Министерство по делам восточных территорий, которое помогает только Вам. Однако, если будет все-таки создано альтернативное русское правительство, многие россияне задумаются о следующем: во-первых, появится антисталин¬ское правительство, которое будет выступать за Россию, во-вторых, они могут поверить в то, что немцы действительно воюют только против большевистской системы, а не против России, и в-третьих, они увидят, что на Вашей стороне тоже есть россияне, которые выступают не против России, а за Россию. Такое правительство может стать новой надеждой для народа. Может быть, так, как я, думают и еще другие генералы; мне известны некоторые из них, кто очень не любят коммунизм, но они сегодня ничего другого делать не могут, как поддерживать его».

На вопрос допрашивающего, кого бы Лукин мог назвать и качестве альтернативы, Лукин ответил:

«Сегодня в СССР существуют только два человека, которые достаточно популярны, — это Буденный и Тимошенко. Буденный — это человек из народа, в 1938 г. Сталин его очень не любил, и многие это знают. Если бы Будённый и Тимошенко возглавили восстание, то тогда, возможно, много крови и не пролилось. Но и они должны быть уверены в том, что будет Россия и российское правительство. И Буденный, и Тимошенко не очень любят ком¬мунистические принципы, и, хотя они и являлись продуктами большевистской системы, они могли бы выступить, если бы видели альтернативу. Новая Россия не обязательно должна быть такая, как старая. Она может даже быть без Украины, Белоруссии и Прибалтики, будучи в хороших отношениях с Германией. Вот и помочь в создании такой России и правительства только в Ваших силах, а не в наших. Жуков и Шапошников не являются такими популярными, но они очень хорошие солдаты. Правда, я не думаю, что новые сформированные дивизии смогут вести наступательные действия; они могут только хорошо обороняться. Очень многие не хотят воевать, и при наступлении наших наступающих часто брали в плен очень легко. В районе южнее Ярцево Вы имели 50 орудий на 1 км фронта, но наша пехота все равно должна была наступать три раза. Было очень много убитых, и очень многие не желали про¬рываться из окружения, а сдавались. Все-таки потери со¬ставили не менее 10 000 человек.

На фронт начинают поступать новые реактивно-пусковые установки, которые раньше имелись лишь у армий, но теперь будут и у дивизий. До сих пор существовал такой порядок, что ни одна установка не должна была быть за¬хвачена Вами, и я сам отдавал приказ об их уничтожении, если они были в опасности. Сейчас их появится очень много. Если появится возможность более точной организации их стрельбы, то их значение резко возрастет. Поскольку они просты в изготовлении, то и на фронте установки поя¬вятся скоро. Вы должны обратить на них внимание. Я не думаю, что Красная Армия начнет вести химическую войну. Теперь я прошу Вас, чтобы Вы знали, что все это сказал россиянин, который любит свой народ, и я не хочу, чтобы было еще хуже. Я прошу Вас сохранить все это в секрете, так как у меня есть семья».

Советская военная энциклопедия сообщает о М.Ф. Лу¬кине такие подробности: «14 окт. был тяжело ранен, попал в плен, мужественно и достойно держал себя в условиях фаш. концлагерей. В мае 1945-го освобожден из плена. С ноября 1946-го в отставке. Награжден орденом Ленина, 5 орденами Красного Знамени, орденами Трудового Красного Знамени, Красной Звезды и медалями».

До войны Лукин имел два ордена Красного Знамени, и мне было не понятно, за что Хрущев дал ему остальные ордена? А после прочтения протокола его допроса понял: за то, что сообщил немцам время формирования, численность и боеготовность советских резервов; за то, что сообщил им темп и места производства танков и их марку, за то, что сообщил немцам мощности авиапромышленности, за то, что проинформировал их об установках залпового огня («Катюшах»), короче - за то, что сообщил немцам все, что знал, за то, что без колебаний предал и свою присягу, и свой народ.

За что демократы присвоили ему звание Героя России, тоже стало понятно - за то, что соглашался на новую Россию без Украины, Белоруссии и Прибалтики, под немецким управлением, но с собою у бюджетного корыта.

Назад