EN

Снова Архимед 
 Юбилейная встреча 

 К 80-летию физического факультета 
Самое лучшее счастье в жизни — это когда о тебе вспомнили в нужный момент. Обо мне вспомнил Валера Кандидов. Спасибо ему!!! Иначе я бы узнала о факультетском юбилее (80 лет) в прошедшем времени. А теперь оказалась участницей. Он открылся научной конференцией 14 ноября. Главный доклад делал академик Панченко В.Я. Он начал с того, что ныне называется нобелевским движением. На сердце как-то сразу потеплело, когда на слайде в одном ряду оказались лауреаты Нобелевской премии и те, кому она только улыбнулась. Потом была представлена диаграмма, поясняющая какой тип лазеров вращает в мировом хозяйстве, сколько сотен миллионов долларов. Я с интересом смотрела на этот и последующий слайды, осознавая, что на факультете произошёл фазовый переход второго рода. А когда услышала про технологическую долину «Воробьёвы горы», то почувствовала некую дисгармонию с рельефом местности. Уж лучше бы назвали технологический массив «Воробьёвы горы» или как-то ещё. Впрочем, дело, конечно, не в названии, важно другое — внутреннее наполнение. 
Но главным событием первого дня была, конечно, опера «Архимед». Я присутствовала при рождении этой оперы в счастливые дни моей юности. Тогда она оказалась такой новинкой, что даже сравнить было не с чем. Популярные в те далёкие времена капустники не шли ни в какое сравнение. 
 Её сочинили два студента второго курса физфака Валерий Канер и Валерий Миляев. 
Какая драматургия! С первых сцен обозначены противоборствующие стороны: Архимед как символ материалистической науки и олимпийские боги. Их трое: Марс, Венера и Аполлон. А между ними незадачливый Бахус, изгнанный с олимпийских высот за недостойное поведение. Таков уровень и масштаб противостояния. 
У авторов либретто чувствуется размах и смелость Рафаэля. Как великий художник Возрождения не побоялся повесить на небесный свод гардины с двух сторон Богородицы, несущей своего младенца в прекрасный и порочный мир, так Канер и Миляев не побоялись поместить пустыню Сахару на полуостров Пелопоннес, дабы предоставить студентам Сиракузского университета возможность искупить свои грехи в созидательном труде. 
Если мне не изменяет память, то в первой постановке Венеру пела Дина Критская. А кого же пел студент нашего курса Виктор Богатырёв? Остальных исполнителей совсем не помню, но это и не важно, потому что опера хороша своим захватывающим, гармоничным и напористым общим потоком действия. Музыка, которая в либретто названа народной, порой достигает самых вершин отечественной и европейской классики. 
 Тот, кто был за роялем в далеком 1960 году, 14 октября этого года перед началом оперы стоял в зале перед сценой и спорил с д.ф.-м. н. С.П. Перовым о том, где сидели Нильс Бор и лев ландау на представлении в 1961 году. Нильс Бор был восхищён. Я тоже. 
Поэтому сейчас я немного волновалась, какое впечатление опера произведёт через 53 года. Напрасно волновалась. Одеяние богов и студентов умело совмещало черты античности и современности. Особенно умилительно смотрелись белые носочки Архимеда с чёрными каёмочками. И весь его простодушно-трогательный облик — безусловная находка новой постановки и исполнителя. У меня осталось впечатление, что именно Архимед и Бахус особенно удались в новой постановке. 
Кто правил текст (сами авторы или продолжатели их дела), я не знаю. Но правка показалась уместной и органично встроилась в исходный текст. 
Воистину, удивительное рядом. Студенческая опера, созданная в середине ХХ века, дожила до наших дней и не утратила своей притягательной силы. На следующий день в фундаментальной библиотеке МГУ состоялось чествование. юбиляра поздравляли все, начиная от деканов соседних факультетов до депутатов Государственной Думы, которая делегировала с этой целью очаровательную умницу Оксану Дмитриеву. Здесь я увидела любу Богданову, которая 35 лет назад пела в «Архимеде» Венеру, а потом в качестве солистки Большого театра — Клеопатру. 
А на банкете я познакомилась с Бахусом. Им оказался Сергей чекалин, соавтор В.С.летохова по самой первой работе 1968 года по оптическому охлаждению атомов. юбилейная встреча грозила обернуться реперной точкой в моей биографии, ибо этой зимой как подписное издание выходит моя книга «Сергей Иванович Вавилов и термодинамика люминесценции в моей жизни», где отдельная глава называется «Нобелевская премия по физике 1997 года». 
В 21-30 появился ректор университета Виктор Антонович Садовничий, которого ждали с нетерпением, гадая, что закончится ранее: банкет или его встречи на самом высоком государственном уровне. Он сказал, что физфак — главный факультет МГУ, что он очень любит физиков (и объяснил, почему) и пожелал физикам дальнейших успехов на их победном марше. 
Мне остаётся присоединиться к нему, не сомневаясь в том, что борьба физики с богами будет в дальнейшем ещё более успешной. 
 Юлия Чукова (выпуск 1959 г.), 
победитель первого конкурса поэтов на физфаке 
(выступала под псевдонимом Ирина Варшавская), 
а ныне известная писательница
Назад