EN

МОСКОВСКАЯ ШКОЛА В КВАНТОВОЙ МЕХАНИКЕ
К 95-летию со дня рождения Д.И. Блохинцева

Основы квантовой механики были сформированы почти 80 лет назад. За прошедшие годы она доказала свою исключительную эффективность. В итоге сегодня общепризнано, что квантовая механика образует технологический фундамент современной цивилизации. Однако этим дело не ограничивается. Создание квантовой механики открыло новые горизонты для развития мышления, причем не только при изучении Природы.

Вместе с тем, освоение нового мировоззрения шло достаточно медленно и противоречиво. В этих условиях, наряду с непосредственными творцами новой теории, огромную роль сыграли ученые, способствовавшие распространению и адекватной интерпретации ее фундаментальных идей. Впрочем подобная ситуация для физики не была новой. Достаточно напомнить, какая роль принадлежала Л. Эйлеру и Г. Герцу в утверждении идей механики Ньютона и электродинамики Максвелла соответственно.

Среди тех, кто внес существенный вклад в распространение и интерпретацию идей квантовой механики, особое место занимают представители московской школы, родоначальником которой стал академик Л.И. Мандельштам. В Лекциях по квантовой механике, прочитанных им в МГУ в 1939 г., была сформулирована принципиальная позиция, нашедшая дальнейшее развитие в работах его учеников и последователей. В ее основе лежит ансамблевый подход к интерпретации квантово-механических закономерностей, особенности которого будут обсуждены ниже. Ярким представителем этого направления был К.В. Никольский, в книге которого "Квантовые процессы" впервые последовательно изложены самобытные идеи московских физиков. Эту книгу можно считать первым изложением квантовой механики, основанным на идеологии московской школы. Начиная с 40-х годов ее лидером стал Д.И. Блохинцев. Развитая им вслед за К.В. Никольским московская интерпретация квантовой механики существенно противостояла первоначальной версии копенгагенской интерпретации с ее преувеличенной ролью наблюдателя. Еще в 1944 году Блохинцевым был создан учебник "Введение в квантовую механику", выдержавший в России 6 изданий, переведенный на 9 языков и до сих пор остающийся одним из лучших в мире. Более того, в течение почти 40 лет он неоднократно излагал свои взгляды в статьях, посвященных существенным методологическим вопросам квантовой механики. Они нашли отражение в его известной монографии "Принципиальные вопросы квантовой механики" и в Лекциях по квантовой механике для молодых ученых, прочитанных в Дубне в 70-е годы. Позиции, которые он неоднократно отстаивал, выдержали в основном испытание временем, но, к сожалению, они далеко не сразу встречали понимание и поддержку.

Однако Блохинцев твердо стоял на своем, убедительно и настойчиво аргументируя свои взгляды. В итоге это повлияло на позиции многих его критиков. Вместе с тем Блохинцеву не была свойственна ортодоксальность. Анализируя работы своих оппонентов, он стремился найти в них рациональное зерно, чтобы "заполнить все пробелы в этом московском понимании квантовой механики…"(1981 г.). Он видел главное не в утверждении своей собственной точки зрения, а в поиске наиболее общих возможностей интерпретации аппарата квантовой механики. Еще в 1968 году Блохинцев писал: "... теперь, когда уже немало продумано и немало написано, многие из этих "альтернативных" точек зрения более разумно рассматривать лишь как различные аспекты одной и той же научной проблемы... Дело, видимо, не столько в противопоставлении различных точек зрения, сколько в последовательном развитии и углубленном понимании проблемы" (прим. – здесь и в дальнейшем - курсив наш).

В данной работе не ставится задача прокомментировать все методологические вопросы квантовой механики, волновавшие когда-то Блохинцева. Ее цель – показать, что основные методологические идеи московской школы, развитые Д.И. Блохинцевым, o выдержали испытание временем и оказались наиболее адекватными современной интерпретации квантовой механики; o создали основу для современного переосмысления концепции корпускулярно-волнового дуализма и обобщения принципа дополнительности; o можно распространить на другие физические теории, в которых используется вероятностное описание природы; o сегодня открывают перспективы для создания целостной неклассической (недетерминистской, стохастической) физической теории

В качестве основного инструмента анализа нами выбраны обобщенные соотношения неопределенностей, введенные Шредингером в квантовой механике еще в 1930 году. Сегодня становится ясно, что их последовательное применение позволяет во многом уточнить и дополнить московскую интерпретацию квантовой механики. Более того, на их основе удается осмыслить целый ряд соотношений в других физических теориях, опирающихся на вероятностное описание, и тем самым, расширить сферу влияния идеологии московской школы. В результате проясняется концептуальная близость ряда теорий, идеи которых традиционно считались несовместимыми.

О.Н. Голубева, А.Д. Суханов, РУДН, из статьи
«Д.И. Блохинцев и взгляды московской школы на фундаментальные проблемы квантовой механики»
Тр. Института истории естествознания и техники РАН, М.2005

Назад