EN

Учитель

Последние теплые деньки. Еще светло. Субботний вечер. Я ехала на автобусе домой, а рядом со мной сидела очень пожилая миниатюрная дама. Все располагало к беседе. На руке моей соседки было необычное кольцо, и мы разговорились. Что-то знакомое мелькнуло в ее лице, я не выдержала и спросила: «А где вы работали?»

Лицо дамы исказила гримаса боли, и она ответила: «В Академии наук. В очень позорном месте — Институте водных проблем. Нас заставляли поворачивать северные реки на Юг». Было видно, что это воспоминание причиняло ей страдание.

После окончания физфака Институт водных проблем был моим первым местом работы. И поначалу все шло обнадёживающе. Но через пару-тройку лет научная работа стала сворачиваться, а всех сотрудников обязали заниматься «государственным делом» — переброской рек. Печататься по другой тематике не разрешалось. Несколько человек отказалось участвовать в этом безумии, и каждый по-своему поплатился. Мне повезло: я отделалась шельмованием на ученом совете и лишением «высокого звания» младшего научного сотрудника. Зарплату понизить не смогли: она и так была минимальной.

Почему я выстояла? У меня был Учитель.

На кафедре математики я выбрала в свои руководители Будака. Несомненно, он был превосходным лектором: математика в его устах приобретала вкус интеллектуального наслаждения и радости. Но, главное, он обладал непередаваемой человеческой харизмой и своеобразным чувством юмора. Например, знакомясь, Б.М. протягивал ладонь со словами: «Простите, Будак…» Смысл этой шутки до меня дошёл много позже.

Я уже защитила диплом и пребывала в непривычном состоянии ничегонеделания и опустошения. Вдруг раздался телефонный звонок, и голос Будака приказал: «Завтра в три часа в Главном здании, в Зеркальном зале, в левом южном углу. Не опаздывать!» И больше ничего! Звучало интригующе и немного смешно: Будак всегда сам опаздывал. Но ослушаться я не посмела.

Ровно в три он ворвался в зал со стороны реки, стремительно приблизился и стал тараторить: «У меня мало времени. Слушать и запомнить на всю жизнь. Не перебивать! Три вещи запомнить: первое, вы — гений!»

— Борис Михайлович! — взмолилась я, — в группе есть ребята посильнее меня.

— Не перебивать! У меня была тысяча студентов, я знаю. И второе: никогда не сидеть на работе с 9-то до 6-то. Они там только чай пьют и болтают. Будете сидеть, потеряете все способности. Работайте либо дома, либо в библиотеке. Отписывайтесь.

Третье, заниматься только творческой работой! А теперь клянитесь заниматься только творческим делом и не сидеть на работе!

… И я поклялась!

В тот момент Борис Михайлович сделал мне инъекцию самоуважения и свободы. И во все мои трудные времена эта инъекция срабатывала.

Начало зимы, я еду в Консерваторию на свои занятия с аспирантами. Таксист любопытствует, что я преподаю. Слово «риторика» приводит его в изумление, и он интересуется моим образованием.

— Да, физики могут работать, где угодно! — соглашается таксист, он знает много тому примеров.

Таксист не знает главного: у меня был Учитель!

Лейла Янгуразова, кандидат физ.-мат. наук (теоретическая астрофизика)

Российский представитель classicalarchives.com, самого большого сайта классической музыки в Интернете, выпускница физического факультета 1972 г.

Назад