EN

Подвиг лётчика Михаила Девятаева

Проходят годы, и достоянием Истории становятся события в жизни нашего Отечества. Ценнейшую информацию хранит народная память, различные средства массовой информации. Важнейшим первоисточником, конечно, являются сами непосредственные участники происходивших событий, однако, неизбежным является их естественный уход. Трудно переоценить роль митингов, посвященных Победе нашего народа в Великой Отечественной войне, на которых проявляется вторая информационная волна в виде воспоминаний «детей войны», переносивших все военные трудности вместе с взрослыми.

Сегодня о войне — Великой Отечественной войне — вспоминают дети войны.

22 июня 1941 года я встретил в семье военного в г. Белосток, Польша. По предложению редакции газеты «Советский физик» я уже писал ранее о своем отце, Савинове Павле Григорьевиче, офицере военной разведки в материале «Подвиг разведчиков на Курской дуге» («Советский физик». 2013. №101(4). Мне было также предложено кратко написать о выдающемся подвиге лётчика Михаила Девятаева (героическом побеге из фашистского ракетного полигона Пенемюнде на захваченном немецком бомбардировщике), потому, что к личности героя мой отец имел определенное отношение. Целью моей статьи не является подробное описание подвига М.П. Девятаева, который широко освещался в средствах массовой информации, включая Википедию и Интернет. Мне хотелось бы только сообщить некоторые малоизвестные детали этого события.

8 февраля 1945 года, благодаря исключительному стечению целого ряда обстоятельств, мужеству и высокому профессионализму М. Девятаева, лётчика–истребителя, ранее не знакомого с немецким бомбардировщиком Хенкель–111, ему удалось вместе с ещё 9 военнопленными совершить побег на самолете.

После многократных попыток с обеих враждующих сторон сбить самолет, пилот Девятаев совершил посадку в расположении наших войск. Несмотря на совершенный подвиг, возвращение Девятаева к своим было совсем непростым. Органы безопасности отнеслись, как и положено в военное время, к прибывшим беглецам с недоверием. Следствие вёл начальник отдела контрразведки СМЕРШ 61-й армии полковник Мондральский, который прямо написал в отчёте: «Допросы задержанных ведём в направлении изобличения их принадлежности к разведывательным органам противника».

Положение беглецов несколько изменилось в лучшую сторону, когда моему отцу показали эту группу беглецов. Когда он подошёл к ним, один выступил вперёд и спросил его: «Павел, ты меня не узнаёшь?» Отец, в первый момент, не узнал в измождённом человеке знакомого, а потом вдруг спросил: «Это ты, Михаил?!»

Дело в том, что после тяжёлого ранения в 1941 году и пребывания в госпитале, мой отец в начале 1942 года был направлен на обучение в Высшую разведывательную школу РККА. Там он познакомился с Михаилом Девятаевым, оказавшимся там тоже после ранения, и они стали друзьями. Сделанное отцом подтверждение личности лётчика было зафиксировано в документах СМЕРШ. Тем не менее, Девятаев содержался в фильтрационном лагере более полугода, что было тогда стандартной проверкой.

В сентябре 1945 года Девятаева привозили на полигон Пенемюнде, где также находились тогда советские ракетчики с конструктором С.П. Королёвым, которым Девятаев дал дополнительную информацию об этом стратегическом объекте. Существенный интерес представлял также и захваченный самолет Хенкель–111, содержавший радиотехнические элементы систем, использовавшихся для наведения ракет ФАУ-2. С.П. Королёв ходатайствовал тогда о присуждении М.П. Девятаеву звания Героя Советского Союза, однако, не получил поддержки.

В ноябре 1945 года лётчик был уволен в запас, и поскольку он побывал в плену, у него возникли проблемы при устройстве на работу. В итоге, несколько лет ему пришлось проработать простым докером в порту. Практически никакой известности Девятаев не имел до конца 50-х годов, когда отношение к бывшим военнопленным стало более терпимым. Средства массовой информации стали проявлять интерес к людям, совершившим героические поступки во время войны, но не получившим достойной награды из-за пребывания в плену.

По данным историка Е. Антонюка известно, что журналист Ян Винецкий, сотрудничая с военкоматами, узнал о захватывающей истории Девятаева, встретился с ним и написал большую статью о его подвиге. К герою пришла широкая известность. Восхитившийся его поступком министр речного транспорта СССР назначил Девятаева капитаном экспериментального корабля «Метеор» на подводных крыльях. С этого момента у М. Девятаева началась новая жизнь. В 1957 году он был удостоен высокого звания Герой Советского Союза, стал известным человеком не только в нашей стране, но и за её пределами. Подвиг Девятаева описан в школьных учебниках истории.

Не забыл М.П. Девятаев и своего друга, — моего отца Савинова П.Г., оказавшего ему посильную помощь в трудное для него время. После войны Девятаев жил в Казани, а мой отец служил в Германии, на Украине и по воле судьбы участника Курской битвы закончил службу в Курске. М. Девятаев разыскал моего отца и в 1965 году приезжал на 3 дня в гости в нашу семью в Курск, когда и подарил приводимую здесь фотографию с благодарственной подписью. Я не смог тогда, к сожалению, встретиться с Девятаевым, так как только что поступил в аспирантуру физического факультета МГУ.

Наша героическая история, память о подвигах наших дедов и отцов — залог наших настоящих и будущих побед.

Успешно проходящие митинги физфака и МГУ, посвященные Дню Победы советского народа, имеют огромное значение для воспитания у подрастающего поколения высоких патриотических чувств и веры в силу нашего народа, способного обеспечить себе достойное будущее.

В.П. Савинов, доцент, д.ф.-м.н

Мы дети войны…

Нас немного осталось.

Уходим всё дальше за звездную пыль.

Мы жили без фальши.

Нам в сладость усталость,

Творящая сказку, творящая быль.

Мы знали Победу.

И времени радость.

Мы жизнь отдавали на благо страны.

Открытость и честность,

И мудрая старость.

И мы не сдаемся. Мы дети войны.

С.П. Сурнин, выпускник 1965 г.

Назад