EN

Как меня вызвали на КСД*

Кажется, что совсем недавно я был студентом. Тринадцать лет тому назад я закончил физфак и поступил в аспирантуру. В бытность аспирантом почти забыл, что такое учебный отдел. После защиты диссертации стал вести научную деятельность профессионально, а поскольку в наше время даже научным сотрудникам нельзя оставаться в стороне от преподавательской деятельности, судьба снова свела нас с учебным отделом. Тогда же, очень скоро, лучшему другу, с которым мы шагали вместе с первой пары первого курса и даже диссертации защищали в один день, предложили позицию начальника курса. Правда, ненадолго: вскоре эту должность упразднили. Помню, после этого настали смутные времена. Пересдачи сессии длились едва ли не весь следующий семестр, со стороны казалось, что учебный процесс был излишне творческим.

Заместителю декана Михаилу Германовичу Гапочке удалось навести порядок и возродить привычную и понятную атмосферу. Над новым первым курсом вновь появился начальник — и опять мой однокурсник! А через год Михаил Германович доверил мне начальствовать над новым курсом. Так мы в третий раз повстречались с учебным отделом.

А что должен делать начальник курса? Заседать в составе КСД? Не только и не столько. Хотя толком разбираться в том, что эта аббревиатура означает, пришлось именно в ранге начальника курса. В студенческие годы я слышал, что иногда собирается комиссия и перевоспитывает грубиянов и лодырей. Странно вообще, что такие появляются среди студентов Московского университета. В действительности всё, конечно, оказалось по-другому. Об этом, проводя курс молодого бойца, мне в деталях рассказал заведовавший тогда бакалавриатом Александр Михайлович Макуренков. Зачастую само личное дело студента как будто оставляет одно возможное решение, и комиссия уже готова его принять. Но возникает дискуссия. Круг возможностей становится значительно шире. Вдруг студент уже сам видит новое решение своего вопроса, которое почему-то до сих пор никому не приходило в голову. Так удаётся отсеивать тех, кто осилить высшую школу не сможет, и, вместе с тем, помогать в трудную минуту студентам, имеющим потенциал и талант к обучению. Во многом научился отличать одних от других я благодаря богатому опыту мэтров: Михаила Германовича, а также заведующего магистратурой Александра Семёновича Нифанова и куратора студентов по воспитательной работе Бориса Алексеевича Володина. Кстати, Борис Алексеевич в бытность начальником курса, на котором учился я сам, воспитал много патриотов своего дела, с которыми мы и по сей день трудимся вместе на физфаке. А всё потому, что студенты знали начальника своего курса и большинство вопросов решали с ним. В этом и заключается мастерство начальника курса!

Вне всякого сомнения, работа начальника курса — это карьерный рост. Вот, к примеру, был я у одного студента нашей кафедры куратором. Студенту этому учебный отдел предоставил академический отпуск. А через год студент возвращается из отпуска. И вот — я уже для него не какой-то куратор, а начальник курса!

Правда, так было недолго. Вскоре, как и предрекала Татьяна Сергеевна Нестеренко, инспектор курса, студент отправился в очередной академический отпуск. Вообще, с таким надёжным, добрым и жизнерадостным человеком, как Татьяна Сергеевна, всё по плечу! Эти, порой неуловимые, переходы кротости в решительность, беспокойства в эйфорию, а прямоты и открытости — в изобретательность и находчивость не раз помогали на всём пути от собрания первокурсников и до подготовки дипломов! И теперь если в бой — то только вместе!

Кстати, бой с пандемией, который мы вели в окопах своих квартир, нам удалось выиграть тоже благодаря совместной слаженной работе. Коллеги Татьяны Сергеевны, которые инспектируют все остальные курсы физфака, при первой же необходимости готовы прийти на помощь. Если ситуация кажется совсем неразрешимой, своими знаниями и опытом с удовольствием поделится Полина Александровна Мухортова, заведующая нашим учебным отделом. Разумеется, и современные технологии тоже помогают начальнику курса и всем, кто с ним заодно. В прошлом году дистанционные технологии уже применяли для поспешного завершения последнего семестра в апреле да парочки экзаменов в мае на предыдущем выпускном курсе. Но вот две полноценные сессии взаперти мы сдавали первыми! И тут огромную помощь оказали наши горизонтальные связи внутри факультета. Их просто невозможно переоценить! Прежде всего, активную помощь мне оказал коллектив нашей кафедры акустики. В дни изоляции, когда хороший хозяин и собаку во двор не выпустит, взаимовыручка и взаимозаменяемость были весьма кстати!

Потом дистанционное обучение закончилось. Наступил семестр Шрёдингера. Все вышли в очный режим. Но, несмотря на беспрецедентные меры предосторожности, коронавирус внедрялся в группы, а значит, некоторых студентов приходилось изолировать, чтобы не подвергать опасности участников учебного процесса. Руку на пульсе неустанно держал заместитель декана Сергей Михайлович Варзарь. А организовать учебный процесс в семестре, совмещая очные и дистанционные занятия могла только Лариса Михайловна Зарькова — человек с богатым опытом и нескончаемым оптимизмом, ответственный за наше расписание.

Теперь, пройдя весь четырёхлетний путь, мы с Татьяной Сергеевной ненадолго вверяем наших студентов инспекторам по выпуску — Татьяне Анатольевне Ворониной и Наталье Александровне Нестеровой, которые сделают студентов бакалаврами и откроют перед ними путь в магистратуру. Я безмерно благодарен всем, кто был рядом и в минуты радости, и в сложные моменты! Трудности, безусловно, были. И многие из этих трудностей мы преодолели. Каждый из нас будет помнить тех, кто навсегда остался студентом. Каждый будет беречь ту дружбу, которая сложилась в студенческие годы! А я всегда буду благодарен всем своим студентам: и тем, с кем мы были вместе все четыре года, и тем, кто присоединился к нам в процессе, и тем, у кого ещё не получилось реализовать задуманное и стать физиком-бакалавром в этом году, но у кого, я уверен, задуманное сбудется в ближайшем будущем!

*КСД — комиссия по студенческим делам.

Начальник IV курса Т.Б. Крит

Назад