EN
ЖИЗНЬ И УЧЁБА ВО ФРАНЦИИ

ЖИЗНЬ И УЧЁБА ВО ФРАНЦИИ

 

Сначала кратко опишу мою ситуацию: я - аспирантка третьего года обучения одновременно на физического факультете МГУ и в Университете Aix-Marseille lll (г. Экс-ан-Прованс, Франция). В начале моего обучения в аспирантуре ректором МГУ и президентом Французского Университета был был подписан договор о совместном франко-русском научном руководстве при подготовке кандидатской диссертации. Согласно этому договору я работаю над моей диссертацией на тему «Влияние давлений, облучений и ударных воздействий на магнитные свойства горных пород и метеоритов» 6 месяцев в году во Франции (геофизическая лаборатория CEREGE, г. Экс-ан-Прованс, 30 мин. от Марселя) и 6 мес. в году в России на физфаке МГУ им. М.В. Ломоносова на кафедре физики Земли. Во Франции я получаю стипендию Французского Правительства (767 евро в месяц) 6 месяцев в году, причём сроки я выбираю сама (конечно, по согласованию с научными руководителями).

В предыдущей заметке я подробно рассказала, каким образом можно официально оформить франко-русскую аспирантуру вообще и как это сделала я в частности. В этот раз я хочу больше остановиться на разных аспектах моей жизни и учёбы во Франции: работа в лаборатории, жизнь в общежитии, французы (их нравы, манеры, культура), французский язык, бытовая жизнь (кухня, общение) и т.п.

Сразу хочу сказать, что мне здесь очень нравится и в смысле работы, и в смысле просто бытовой жизни. И вообще поработать некоторое время в европейской лаборатории и пожить заграницей – это бесценный опыт, который, как мне кажется, может быть полезен любому студенту и аспиранту физфака. А во Франции помимо работы ещё много красивых мест, здесь есть что посмотреть, куда съездить! Ну и с французами жить и работать очень комфортно.

Бытует мнение, что французы плохо говорят по-английски, а точнее – вообще не говорят, потому что не хотят. Это не так. Я давно (с 10 класса) говорю по-французски и, конечно, будучи во Франции, работаю на французском. Но все статьи мы выпускаем на английском. И в моей лаборатории все говорят по-английски (иначе как выступать на международных конференциях, работать с иностранными колегами и т.п.), у нас часто бывают стажёры из разных стран, с ними все работают на английском. Конечно, во Франции нет такого, как в Германии, когда местные научные семинары проводятся на английском. Всё же здесь все защиты диссертаций, почти все научные доклады французов происходят на французском. И за обедом все разговаривают на французском между собой. В этом смысле чисто психологически чувствуешь себя комфортнее во Франции, если знаешь язык страны. Но это в любой стране так.

Расскажу подробнее о жизни и работе в лаборатории. Работать с французами мне нравится. Они работают много, они очень конкретны. В 9 утра уже все на месте. В выходные редко кто работает, но лаборатория открыта. Наука во Франции хорошо развита, у французов много идей и неплохое финансирование научных проектов (французские и иностранные гранты), отличное оборудование.

Моя лаборатории находится за городом (30 мин. на автобусе). Основное здание расположено в большом сосновом бору, тихо, машин мало. На въезде охрана, которая проверяет все машины. На территории расположены здания других заведений, фирм. У нас у всех общая столовая. Учитывая то, что я аспирантка, за обед я плачу 3.60 евро (холодная закуска, горячее, сыр и десерт). Французская кухня мне нравится. Я уже много лет придерживаюсь вегетарианского питания (не ем мясо и рыбу) и в этом плане во Франции никаких проблем нет: здесь много овощных блюд, есть супы, много хороших фруктов (всё таки юг!). Правда у них нет такого понятия, как «первое». Этого мне иногда не хватает. И у них нет чёрного хлеба, только белый. Жаль! Зато французская выпечка – это что-то! Все их круассаны, булки с маком, с изюмом, пирожки, пирожные...просто супер! Я такого не видела нигде в Европе, и у нас такого тоже нет. То, что называется «круассан» в Москве – это совсем не то. Вот во Франции это КРУАССАН!

Думаю, что многие слышали о разнообразии французских сыров! Как-то один из французский президентов с горяча сказал «Ну как можно руководить страной, в которой более 500 видов сыров!!» (в смысле, что тут полный «бардак»). Не знаю насчёт 500, но видов 100 точно можно найти в супермаркетах: твёрдые, полутвёрдые, с плесенью, творожные, мягкие и т.п. В этом плане французам нет равных. И все сыры очень вкусные. В Москве продаются разные французские сыры, но лучшие французские сыры к нам в Россию не привозят. Наверное, потому, что у них небольшой срок хранения (2 недели). Так что всем, кто бывает во Франции очень советую устроить себе сырную дегустацию. Не разочаруетесь!

Многие также хвалят Францию за их вина. Тут ничего не могу сказать, я почти никогда не пью алкоголь и для меня что Бордо, что Хванчкара, всё одно... По поводу французских десертов, тут я почти специалист. Здесь есть всё и на любой вкус: от самых разнообразных тортов и пирогов, до самых изысканных фруктовых десертов. Чего они мало едят, так это каши. Жаль. Здесь почти никто не знает перловую кашу или пшённую, редко кто знает гречневую, и ещё реже – овсянную. С фруктами здесь очень хорошо и зимой и летом. Благо Испания рядом. Летом тут полное раздолье: персики, черешня, нектарины, инжир, бананы, дыни, арбузы, ананасы и т.п. В общем, во Франции есть что поесть, и французы любят застолья. Правда, они едят меньше, чем в России, у нас как-то эти же застолья шире и душевнее (и еды больше). Во время французских застолий еды бывает часто грамм в грамм на всех гостей и никакой добавки (или одна добавка на 6 человек, в результате никто её не берёт и она остаётся). Вот такие у них национальные традиции.

Вернёмся к моей жизни в лаборатории. Когда я приехала, то мне сразу выделили компьютер и рабочее место. Я работаю в одном кабинете с одним французским научным сотрудником. Мне сразу дали ключ, объяснили, что если мне нужны ручки-тетрадки или другие конц. товары, то я их могу брать из общего шкафа (также бумагу, конферты и т.п.). Принтер на этаже. Распечатываю всё что надо по мере необходимости, здесь с этим ограничений нет. Есть также возможность цветной печати любого формата. Постер для конференции, например, я распечатываю прямо в лаборатории (есть спец. человек, который этим занимается). В лаборатории есть также своя библиотека, они выписывают основные журналы, а также у них есть все последние кандидатские диссертации, все нужные учебники и т.п. Это очень удобно. В Интернете также можно найти статьи и прямо скачать их себе на компьютер, т.к. лаборатория платит за доступ ко всем основным журналам по тематике геофизика, геохимия геология и т.п. В лаборатории есть кафетерий, можно в любое время выпить чай или кофе. Есть также человек, который занимается только и исключительно компьютерами. Таким образом, при любой «компьютерной проблеме» (вирус, не работает Интернет и т.п.) можно обращаться прямо к нему и не ломать себе голову. Таким образом, вся инфраструктура для нормальной работы здесь обеспечена по полной программе. Если ксероксы, факсы, сканеры, принтеры, телефоны и т.п. Работай – не хочу!

Обедают французы рано: столовая открыта с 11.45 до 13.15. Примерно в 12 часов люди идут обедать. Кто с кем обедает – это часто дело случая. Аспиранты, как правило, обедают вместе (аспиранты одной научной группы). Иногда я обедаю со своими научными руководителями. У меня во Франции есть микрошеф (35 лет) и макрошеф (45 лет). Макрошеф – профессор, он часто отсутствует, довольно часто уезжает на конференции и в долгосрочные командировки. Микрошеф более доступен, я могу с ним общаться каждый день, задавать любые, даже самые мелкие вопросы. Относятся они ко мне очень хорошо, я несколько раз обедала у них дома, знакома с их семьями. Французы, как и любые другие учёные, ценят труд. И если ты работаешь хорошо, то и всё хорошо. Когда я начала заниматься своей темой, то это для меня было совсем новое. Я никогда не работала с высокими давлениями и метеоритами. Пришлось многое осваивать, много геологии, метеоритики и даже просто геофизики. Они сразу дали мне все нужные статьи, книжки, ссылки. Отвечали на все мои (даже самые простые) вопросы.

В каждой лаборатории есть свои «привычки» и свои правила обработки данных. Мои французы мне всё сразу объяснили. Я работаю с горными породами и метеоритами. Один раз мы вместе ездили со всем оборудованием в горы на поиски образцов. При случае, если можно что-то объяснить или наглядно показать, они всегда это делают и берут меня с собой на все мероприятия, типа поездки со студентами за город с целью изучения разных аспектов минералогии горных пород. В общем, по-тихоньку прививают мне «культуру» экспериментатора (на физфаке я занималась теоретической работой и никогда в рамках моей научной работы не проводила экспериментов, но, конечно, как и все студенты физфака, прошла через практики на 1-3 курсах).

Моя научная группа во французской лаборатории состоит из 7-8 человек + 3 аспиранта вместе со мной. Часто приезжают стажёры из разных стран и остаются от 2 недель до 3 месяцев в зависимости от работы. Я непосредственно работаю с микрошефом и макрошефом. Всё оборудование научной группы расположено в отдельном помещении. Как правило, вся работа автоматизирована: есть компьютер и графический интерфейс и вся работа идёт через интерфейс. Для объяснения делатей работы с оборудованием нужно обращаться к инженеру, которая работает в лаборатории на полную ставку. Это очень удобно, таким образом можно не дёргать руководителей по мелочам, а общаться прямо с человеком, который занимается только этим на полную ставку. Атмосфера внутри научной группы очень дружественная. Никаких конфликтов, никаких противоречий. Научные интересы очень различные, в научной группе есть не только физики, но и геологии. Но все более или менее занимаются геофизикой и планетологией, а также магнетизмом горных пород. Мой макрошеф -  непосредственный руководитель научной группы.

Как только я приехала, то достаточно быстро вписалась в активную научную жизнь группы. Благо образование физфака позволяет работать где угодно и на любую тему. Меня стали включать в разные проекты, отправлять в командировки (от однодневной до недельной и более), брать с собой на доклады. Всё это как-то организовалось само собой. Но когда я приехала в лабораторию в статусе аспирантки, я уже своих руководителей знала, так как за два года до начала аспирантуры прошла месячную стажировку в их лаборатории. Первый раз я поехала в «местную» командировку в Пуатье на неделю после двух месяцев во французской аспирантуре. У нас был уже точный проект, запланированные эксперименты. Все расходы оплачивала лаборатория. Пуатье – это очень далеко от Экс-ан-Прованс (другой конец Франции, час от Парижа). Хорошая возможность посмотреть Францию. Мой микрошеф поехал туда со мной на два дня, но потом оставил меня там одну доделывать эксперименты. Он уже знал, как я работаю, и что я всё делаю аккуратно, и достаточно мне доверял. Я успешно закончила все эксперименты, посмотрела, как живёт другая лаборатория (там абсолютно ВСЁ по-другому), узнала каково быть «стажёром». Надо сказать, мне понравилось!

Потом летом шеф предложил мне съездить на школу в США (Санта Фе, штат New Mexico) с докладом. Конечно, я с радостью поехала. Это была недельная поездка, школа шла три дня с 9 до 18 каждый день. Там я впервые встретилась с мировым сообществом геофизиков (надо сказать, что я никогда до этого не ездила на международные конференции). Было приятно встретиться с «классиками жанра» лично. Я многих знала по статьям. В школе участвовали всего 50 человек, поэтому со многими удалось пообщаться лично.

Потом пару раз я ездила на несколько дней в Париж и в Гренобль на разные семинары. Часто семинары проходят и непосредственно в моей лаборатории. Даже слишком часто, потому что если везде ходить, то тогда и работать будет некогда!

Как и на физфаке, аспиранты обязаны ходить на занятия и сдавать экзамены (100 часов), а вот педпрактика не является здесь обязательной, хотя большинство аспирантов всё же проходят педпрактику. Я не проходила педпрактику во Франции и на занятия здесь не ходила, так как все специальные курсы прослушала на физическом факультете и прошла педпрактику на своей кафедре физфака. Моя лаборатория находится далеко от Университета (Университет – в Марселе), поэтому мне туда (в Университет) ездить совсем неудобно, и я там бываю очень редко, например, когда записываюсь в Университет раз в год или когда получаю студенческий билет.

Мой рабочий день в лаборатории начинается 8.30 – 9.00 утра (иногда 7.30) и заканчивается от 17.00 до 19.00 (в 19.15 уходит последний автобус). В рабочее время я либо провожу эксперименты, либо пишу статьи, либо обрабатываю эксперименты, ну или обсуждаю результаты с шефами. Не удаётся читать статьи в рабочее время, только вечером или в выходные. Статей и разных заметок читать надо много. У меня до сих пор, уже не знаю сколько, лежат две непрочитанные стопки. Надо будет заняться в ближайшее время. Перерыв на обед длится примерно час. Можно и больше, но я стараюсь укладываться в час. Обедаю в основном с аспирантами, разговоры за столом бывают разные, редко о работе. Французский я уже понимаю хорошо, хотя иногда приходится переспрашивать. Бывают дни, когда разговаривать совсем не хочется, тогда я никого не слушаю и просто обедаю. Бывают другие дни, когда приезжают разные французские или иностранные «визитёры», которые занимаются тем же, что и я. Тогда я обедаю с ними, чтобы познакомиться и обсудить научные проблемы. В такие моменты, бывает, зарождаются планы на совместные работы, хотя это больше дела моего шефа (с кем и на какую тему мне работать). Последнее время это редкость, но иногда я обедаю одна. Например, когда нужно быстро поесть и вернуться на работу.

Во сколько уходить домой  я решаю сама. Были дни, когда я уходила и в 11 вечера и позже (если хочется доделать какие-то измерения или что-то дописать). Никто не имеет права находиться в лаборатории с 23.45 до 7 утра. Там автоматически включается сигнализация. А в любое другое время – пожалуйста. Так что были дни, когда я приходила в 7 утра. По-разному бывает. Я люблю работать на результат и не смотрю на часы, иногда недели бывают очень напряжённые, я работаю и в субботу. Но от меня этого никто не требует. Другой аспирант нашей научной группы (которым шеф тоже доволен!) приходит в 9 и уходит в 4 дня + никогда не работает по выходным. И нормально справляется.

Мне нравится настрой французов, они заинтересованы в работе, аспиранты тоже тут не просто так. Их никто не заставляет тут «сидеть», они пишут диссертацию потому что они так хотят. Это их личный выбор (не чтобы «откосить от армии» и не из-за общежития). А с людьми, которые что-то хотят, всегда общаться интересно.

Надо сказать, что я уже знаю много людей в лаборатории, но свободное время мы редко проводим вместе (один вечер в две недели, не больше). Но атмосфера на работе хорошая, дружественная. Я чувствуют себя частью лаборатории, как на физфаке. Только на физфаке я провела почти 7 лет, а здесь только год. Но тем не менее. Французы контактны и открыты к общению. Они также люди «сочувствующие». Если что-то не так, то я сразу иду к шефу, он знает, что я иностранка и что у меня могут быть разные бытовые проблемы. Он постоянно мне помогает (в основном – это микрошеф). Например, было холодно и у меня не было тёплых вещей. Он принёс мне пару свитеров. Меня всегда кто-нибудь встречает на вокзале, когда я приезжаю из Москвы, отвозит в общежитие. Это очень приятно. И я чувствую себя в безопасности, я знаю, что у меня есть к кому обратиться в случае чего. Это сильно облегчает жизнь. Кстати, в этом плане не все иностранцы одинаковы. Но французы идеальны!

Единственный момент, который мне пока не удалось преодолеть – это подача статей в редакцию. С этим они очень «тянут резину», долго обдумывают и т.п. Это уменьшает мою «научную активность», которая часто измеряется количеством публикаций. Пока изменить это мне не удалось. За первый год аспирантуры мы опубликовали пару тезисов конференций, но это всё... Надеюсь, что в этом году всё изменится, ведь уже пора. Они к этому относятся по-другому, так как для защиты диссертации во Франции публикации формально не нужны. Но следует отметить, что когда французы публикуются, то они выбирают только лучшие европейские и мировые журналы на английском языке (типа «Physics of the Earth and Planetary Interiors»; «Earth and Planetary Science Letters» и т.п.).

А так жизнь тут бьёт ключом, много разных идей, много нового опыта. Хочу ещё раз подчеркнуть, что опыт работы в иностранной лаборатории может быть полезен абсолютно всем студентам и аспирантам физфака (начиная от двухнедельной стажировки и заканчивая совместной аспирантурой). Огромное преимущество - это работа на иностранном языке. Нельзя выучить язык лучше, чем, если ты в него «погрузился». У меня в лаборатории нет русских вообще (в лаборатории 80 человек + аспиранты), в общежитии (500 человек) тоже нет или я их не знаю. Поэтому здесь я говорю и думаю на французском. По-русски я пишу письма, разговариваю по телефону с родителями, но это всё. Двое моих однокурсников учатся во Франции в совместной аспирантуре (в Лионе и в Марселе), но мы видимся очень редко (раз в 3-4 месяца). Поэтому чем дольше я тут нахожусь, тем лучше знаю французский. На английском я говорю не часто, но читаю и пишу почти каждый день. Я специально не ищу русских контактов, так как хочу больше общаться с французами, всё-таки не зря я во Франции!

С французами я вижу совсем другую Францию. Даже когда мы ходим вместе по магазинам, то я узнаю много нового, они мне показывают всякие продукты, которые я никогда не видела и никогда раньше не покупала. Все мои французские контакты в основном не из лаборатории. Я живу в студенческом общежитии. Плачу за комнату 9м2 140 евро в месяц. В комнате – раковина, беде и вся мебель, а душ, туалеты и кухня -  на этаже. В комнате я одна. В моём общежитии примерно 500 комнат. Там много иностранцев, много негров и арабов. Но есть и французы. Во Франции попасть в студенческое общежитие очень сложно. Ведь там платишь всего 140 евро, а если снимать квартиру, то это минимум 350 евро, а точнее – от 500 до 700 евро в месяц. Комнат в общежитиях на всех не хватает. И приоритетный доступ в общежитие у иностранных студентов – стипендиатов Французского Правительства (как я). В общежитии есть всё: Интернет кафе, комната с телевизором, комнаты для работы (типа читального зала, только гораздо меньше), прачечная, рецепшн. На рецепшн можно (оставляя любые документы) брать словари, утюг, гладильную доску и разные другие необходимые в быту вещи. Также при любых неполадках (сломался шкаф, потёк кран, не работает отопление) достаточно сообщить об этом утром на рецепшн и вечером всё уже починят. Это очень удобно. Холодильники есть на этаже, за прокат одной ячейки холодильника взымается плата 4 евро в месяц. На кухне также есть всё необходимое. Поэтому я больше склоняюсь к тому, чтобы сказать, что бытовые условия вполне приличные. Иногда бывает шумно (зависит от соседей). Но с одной стороны с соседями можно всегда наладить контакт и договориться, а с другой стороны – есть беруши. С берушами можно спать при любом шуме в коридоре.

Мне в моём общежитии нравится. Студенты очень контактные, есть с кем поговорить. Интересы часто бывают крайне разносторонние и всегда можно найти себе друзей по вкусу. В общежитии живут в основном студенты (аспирантов мало). Ну а со студентами всё как всегда, то есть много вечеринок, часто вечером кто-то готовит и всех приглашает. Я стараюсь вечером  ложиться пораньше спать, так как в лаборатории всегда много работы и нужно быть в форме прямо с утра. Поэтому на неделе я никуда не хожу. Но многие студенты любят всякие бары, клубы, казино, кино и т.п.

Экс-ан-Прованс – город очень зелёный, здесь много парков. Я часто бегаю по вечерам, кстати, здесь такой спорт является распространённым. Многие также ходят в спорт клубы и в бассейн. Я регулярно этого не делаю, хотя здесь есть очень хорошие спорт клубы для любителей фитнеса. Также здесь есть несколько баров, в который постоянно идут уроки сальсы (латинский парный танец, очень динамичный). Это также хороший способ расслабиться после работы и позаниматься спортом. До моря мне совсем недалеко: примерно час (от дома до пляжа). Я всегда езжу в Марсель летом, т.к. от меня ходит прямой автобус до Марселя. На юге Марселя отличные пляжи. Многие сичтают Марсель грязным (портовый город), в центре это верно, но вообще это не так. Пляжи достаточно чистые, кроме того, в Марселе и ближайших пригородах есть так называемые каланки (бухты в горах). Очень красиво! Правда, чтобы добраться до воды, надо почти час спускаться по горам. То есть надо любить прогулки по горам, а иначе лучше идти купаться просто на пляж. Купаться я начинаю в конце апреля. И до сентября. Летом во второй половине июля вода уже очень тёплая (+25°С и более) и можно плавать буквально часами. На неделе у меня никогда не получается выбраться на пляж из-за работы, а вот в выходные – это святое дело!

Вид на г. Кассис с обрыва. По мнению моего французского шефа, это один из лучших видов Средиземноморского побережья вообще.   

 

Начиная с конца июля и до августа здесь очень жарко! Прошлым летом было тяжело переносить жару, особенно ночью (+33°С в комнате ночью при открытых нараспашку окнах!). Пришлось покупать вентилятор. Потом, конечно, привыкаешь. А вот зимой ниже нуля тут не бывает. И снега, конечно, тоже не бывает. Но их зиму тоже сложно переносить из-за влажности. Когда я говорю, что мне холодно, то все смеются «ты же из России!». Но у нас не такой холод, у нас сухо. И поэтому достаточно потеплее одеться и в -10°С можно себя вполне хорошо чувствовать. У них совсем не так: чтобы бы ты на себя не одел, ветер такой и так влажно, что ты просто леденеешь! К этому я долго не могла привыкнуть. Ну что ж, таковы «климатические особенности» региона. Зато весной и осенью тут очень хорошо. Тепло и солнечно.

По выходным я стараюсь куда-нибудь ездить (когда нет горящих проектов и я не работаю в субботу). Здесь очень хорошо то, что существуют быстрые поезда tgv, которые могут развивать скорость до 350 км в час. Поэтому от Марселя до Париже можно добраться всего за 3 часа. Если посмотреть на карту, то увидишь, что для этого нужно пересечь всю Францию! Я достаточно много ездила к разным приятелям и просто так одна: в Гренобль, в Марсель, в Париж, в Лион, в Ниццу и т.п. Благо всё близко и до 26 лет можно ездить со скидкой 50%! Для этого нужно оформить специальную карту «12-25», она стоит 40 евро и действительна один год. Тем не менее, всё выходит достаточно дорого. Жизнь здесь дорогая. Например, выпить в баре яблочный сок – 4 евро. Мне кажется, в Москве дешевле!

В целом моей стипендии мне хватает. Здесь хорошие магазины одежды и обуви, кстати, что-то бывает много дешевле, чем в Москве. Хорошая косметика. Я получаю 767 евро в месяц. 140 евро уходит на общежитие, примерно 60-70 евро на питание в столовой лаборатории. 20 евро – проездной на месяц на все автобусы города. 4 евро – страховка комнаты (от краж). Все остальные деньги я трачу, как хочу. Я покупаю хорошие фрукты, овощи, иногда хожу в рестораны. Езжу по выходным в разные города. Одеваюсь я тоже здесь. У меня большая проблема: в самолёте можно бесплатно провозить 20 кг багажа, за всё остальное нужно очень дорого платить (15 долларов за кг). А что такое 20 кг, это ничего, если едешь на 6 месяцев и захватываешь и зиму, и лето! Так что приходится что-то оставлять в лаборатории, что-то докупать на месте.

Поскольку я тут официально оформлена как аспирантка, то у меня есть вид на жительство, который оформляется на один учебный год. Он позволяет мне ездить по всему Шенгену и даже ездить в Швейцарию (но не в Англию!). Это удобно. И когда я еду во Францию из Москвы, то можно не получать визу. В любом случае имея статус студента французского вуза, визу получить несложно. Достаточно позвонить сотруднику посольства Франции в России, который занимается стипендиатами французского правительства.

По поводу большого количества африканцев во Франции. Это действительно большая проблема. Но мне удаётся от них абсолютно абстрагироваться, а живу в параллельном мире. Те африканцы, которые живут в общежитии, у них другие цели. Они все студенты, они не слоняются по улицам и не надоедают людям. В лаборатории на 80 человек по-моему 1-2 африканца. И ведут они себя как европейцы. Так что я привыкла и не обращаю внимание на такие мелочи. Иногда они мне, конечно, надоедают, но в целом это для меня не проблема.

Закончить хочу простой и, может, банальной фразой: «в гостях хорошо, а дома лучше!». Я считаю, что получаю бесценный опыт, работая в европейской лаборатории. Это будет мне очень полезным в дальнейшем. И мне здесь очень нравится, но в том числе и потому, что я точно знаю, что это временно и что я обязательно вернусь ДОМОЙ  в Москву!

 

Наталья Безаева

 

P.S. Всю информацию о стипендиях Французского Правительства можно найти на сайте Посольства Франции в России: www.ambafrance.ru (выбрать русский язык, затем в поиске по сайту указать «стипендии» и запустить поиск).

Назад