EN
ЛОМОНОСОВ И СЕВЕРНЫЙ МОРСКОЙ ПУТЬ

Ломоносов и Северный морской путь

К 300-летию рождения М.В. Ломоносова

 

Географически лицо России обращено на север. Естественно, что освоение северных морей издавна занимало мысли самых прогрессивных политиков, учёных и путешественников. Первоочередной задачей все видели задачу отыскания Северного морского пути – пути, огибающего с севера Европу и Азию. Этот путь представлялся очень выгодным с экономической точки зрения, и интерес к его открытию начал появляться уже 400 лет назад.

В открытии Северного морского пути ведущая роль принадлежит народам России, которые внесли решающий вклад в изучение полярных и приполярных стран, в развитие ледового мореплавания и судостроения. В 1720 году Пётр первый выдвинул проблему Северного морского пути в ранг государственных проблем и приступил к её разрешению. По замыслу Петра Первого уже в царствование Анны Иоанновны была организована Великая Северная экспедиция 1733 – 1743 гг., одной из задач которой, по словам академика Г. Миллера, было "устройство сообщений по Ледовитому морю, чтобы выяснить, нельзя ли таким образом открыть в интересах торговли более удобный путь на Камчатку, чем длительная сухопутная дорога через всю Сибирь". Отряды Великой Северной экспедиции закартировали всё побережье Ледовитого океана от Белого моря до устья Колымы, что дало возможность россиянам уже в XVIIXVIII веках представлять великий северный водный путь во всём его огромном протяжении от берегов Европы до Камчатки и Китая, хотя на картах западноевропейского происхождения его по прежнему изображали значительно менее протяжённым, чем это было в действительности.

После Петра I вопросом о Северном морском пути вплотную занялся другой великий русский человек — Михаил Васильевич Ломоносов. То, что именно Ломоносов явился в отношении исследования Северного морского пути продолжателем Петра I не случайность. Гениально одаренный ученый, обладавший ясным практическим умом, Ломоносов был уроженцем Русского Севера. Родина Ломоносова дала много выдающихся полярных мореходов, а из Холмогор — родного города Ломоносова — вышел Федот Алексеев, впервые доказавший существование Берингова пролива, а тем самым и существование сквозного морского пути через Ледовитый океан из Атлантического океане в Тихий. В юности Ломоносов, плавал на зверобойных судах в Белом море, и часто слышал рассказы поморов об их походах на Новую Землю и зимовках на этом арктическом острове. Слыхал он и передававшиеся из поколения в поколение рассказы о смелых плаваниях поморов через Карское море в Мангазею (цент пушной торговли в XVII веке), стоявшую на реке Таз, и о бесчисленных плаваниях казаков и торговых людей, большей частью выходцев из Архангельского края, в "Сибирском океане", то есть в море Лаптевых и Восточносибирском море.

Ломоносову было ясно огромное экономическое значение, которое мог бы иметь для России Северный морской путь; было ясно и то, что никто лучше русских, имевших многовековый опыт полярных плаваний, не сможет разрешить эту проблему. "Северный океан, — по мнению Ломоносова, — есть пространное поле, где усугубиться может российская слава, соединенная с беспримерною пользою, чрез Изобретение восточно-северного мореплавания в Индию и Америку».

Обстоятельно изучив историю полярного мореплавания и со­брав все имевшиеся в то время сведения по физической геогра­фии полярных стран, Ломоносов приступает к составлению про­екта большой морской экспедиции, которой ставит задачу разрешения вопроса о Северном морском пути. Первое сочинение Ломоносова на эту тему написано в 1755 году и носит название "Письмо о северном ходу в Ост-Индию Сибирским океаном". Оно осталось неопубликованным. В сентябре 1763 года Ломо­носов представляет в Морскую российских флотов комиссию весьма основательно разработанный проект экспедиции Север­ным морским путем, озаглавленный «Краткое описание разных путешествий по северным морям и показание возможного про­ходу Сибирским океаном в Восточную Индию». Эта одна из наиболее замечательных книг русской полярной литературы была издана лишь в 1847 году Гидрографическим департаментом.

Ломоносов разбирает все экспедиции, которые когда-либо проводились, и на основе этих данных выстраивает свой собственный проект прохода северным путём, основанный на глубоких познаниях, личном опыте северных мореплаваний и научных исследований. Ломоносов разрабатывает множество различных навигационных приборов, для плавания в разную погоду.

Ломоносов выдвигает попутно целый ряд научных гипотез, которые в большинстве своём впоследствии подтвердились. Некоторые только в ХХ веке. Так, например, он даёт объяснение образованию северного сияния. Описывая морские льды, Ломоносов впервые дает терминологию полярных льдов, различая три главных вида: сало, ледя­ные поля и айсберги. Он первый установил, что речные воды, вливающиеся в Северный Ледовитый океан, способствуют уси­ленному образованию льда в прибрежных районах. В указании что "чем мороз сильнее и далее действует, тем лед становится толще",   Ломоносов   впервые    формулирует    зависимость   тол­щины льда, от так называемого количества градусо-дней мороза, зависимость, которая впоследствии, главным образом на основании работ советских ученых, нашла себе математическое выражение. Подробно Ломоносов останавливается и на динамике льдов Северного Ледовитого океана, отмечая, что "к движению своему (льды) имеют две причины: первую — течение моря, вторую — ветры". Это положение и в настоящее время является основой всех исследований по вопросу о дрейфе льдов. Ломоносов с изумительной прозорливостью указал, что в открытой  части Се­верного Ледовитого океана дрейф льдов должен происходить в направлении с востока на запад. Правильность этого положения была впервые доказана дрейфами «Жанетты» в 1879—1881 го­дах и «Фрама» в 1893 – 1896 годах и позже подтверждена дрей­фом «Седова» в   1937 – 1940 годах. Интересно указание Ломо­носова на то, что глубоко сидящие льдины движутся преимуще­ственно под влиянием течения, а более мелкие льдины — под влиянием ветра.   Справедливость этого положения была  дока­зана уже в текущем веке многочисленными наблюдениями над движением айсбергов и ледяных полей, поставленными Между­народной  ледовой службой  на    северо-западе    Атлантического океана.

По первоначальному мнению Ломоносова, наиболее лёгкий в ледовом отношении маршрут для экспедиции, которая тогда проектировалась, пролегал от северной оконечности Новой Земли на восток, вдали от сибирских берегов. Ломоносов был, таким образом, сторонником "высокоширотного варианта" Северного морского пути (как его называют теперь), который противопоставляется южному варианту, пролегающему вдоль побережья Северного Ледовитого океана (этим последним вариантом суда пользуются в настоящее время). Мысль о том, что в более высоких широтах льды легче проходимы, чем вблизи побережья Азии, была высказана впервые западноевропейским географом Планциусом, который и посоветовал голландскому мореплавателю Виллему Баренцу, направлявшемуся в 1594 году на поиски Северного морского пути, начать своё арктическое плавание от северной оконечности Новой Земли.

Интересно, что о "высокоширотном варианте" Северного морского пути упоминается и в одной старинной русской рукописи, относящейся к царствованию Алексея Михайловича и озаглавленной "Описание, чего ради невозможно от Архангельского города морем проходити в Китайское государство и оттоле к Восточной Индии". Здесь говорится: "Пишут же землеписатели, что буде кто не близ берега морем, но далеко в акиане плавати будет, может пройти в Китай».

Насколько среди ученых того времени был популярен "высокоширотный вариант" Северного морского пути, видно из того, что на карте, приложенной к известному сочинению "Собрание путешествий на север"  (издано  в Амстердаме  в 1731 году), изображен именно этот вариант.     Весьма обстоятельно Ломоносов разработал вопрос о снаряжении экспедиции. По его   мнению,   суда для этой экспедиции должны были быть "невелики, легки, крепки, поворотливы". Памятуя, что во времена Ломоносова не было ни ледоколов, ни вообще паровых судов, приходится согласиться, что указанные Ломоносовым качества судов действительно наиболее отвечали условиям полярного   плавания.   Доказательством   этого   могут служить плавания северо-западным проходом, по пути, пролегающему  из Баффинова залива на запад, вдоль американского материка, или среди проливов Канадского арктического архипе­лага. Этот путь был пройден всего только три раза, и каждый раз на маленьком, но крепком и поворотливом   судне.

Начальство над экспедицией Ломоносов считал нужным по­ручить "офицеру из флота, искусному, бывалому, особливо в Северном море". Кроме матросов, по мнению Ломоносова, в экспедиции должны были участвовать около десяти поморов промышленников, "особливо которые бывали в зимовках и за­носах и привыкли терпеть стужу и нужду; притом и таких иметь, которые мастера ходить на лыжах, бывали на Новой Зем­ле и лавливали зимою белых медведей".

В случае успешного Окончания экспедиции Ломоносов пред­лагал выдавать матросам жалованье в тройном размере до са­мой их смерти. Продовольствия должно было быть взято "по малой мере на три года, и чем больше, тем лучше". Не забыл Ломоносов и противоцынготные средства, известные в то время: сосновую водку, сосновые шишки, морошку.

В отличии от чиновников, Ломоносов главную задачу экспедиции видел в научных исследованиях Севера. Он предлагает целую программу научных работ, сам делает приборы для рекомендованных им исследований. Однако, не все его пожелания были выполнены. Многое посчитали излишним. Так, например, в экспедицию не включили художника, хотя Ломоносов считал, что будет важно зарисовать многое из того, что увидят мореплаватели.

Экспедиция, которая состоялась уже после смерти великого учёного потерпела неудачу. Дважды отважные мореплаватели пытались прорваться сквозь льды и дважды терпели фиаско. Впрочем, это ни в коей мере нельзя объяснить неудачностью проекта Ломоносова, просто технические средства тех времён не позволяли выполнить столь сложную задачу. Но и тот материал, который сумела собрать экспедиция, оказался весьма богатым и полезным.

Более поздние арктические экспедиции, завершившиеся успешным поиском сквозного Северо-Восточного морского прохода между Азией и Америкой, принесли подтверждение, что "заслуга Ломоносова в истории освоения Северного морского пути заключается не только в том, что он указал на возможность плавания по нему, что одно само по себе было немаловажным вкладом в науку, но и в том, что он впервые это научно обосновал и доказал".

Боярченко Ю. 530 гр.

 

Назад