EN
Куда идем

Куда идем?

 

Оглянемся в прошлое. Непосредственно перед Революцией в России грамотных насчитывалось в городе 45%, в деревне – 25%. Неграмотными были и 90% женщин. Очевидно, что интеллектуальный потенциал населения исключал распространение сколь-либо передовых технологий, как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. И сразу же, Советское Правительство, считавшееся самым образованным в мире, занялось этой проблемой, казавшейся совершенно безнадежной для нищей страны. В считанные месяцы был подготовлен и начал издаваться массовым тиражом «Букварь для взрослых» (посмотрите на него), который были обязаны в первоочередном порядке печатать ВСЕ типографии – местных советов, армии, ЧК. Ни один красноармеец не должен был оставаться неграмотным, зачем и следили армейские комиссары.

В 1933 г., когда государство стало в состоянии напечатать детям хотя бы один букварь на двоих, когда оно смогло найти тысячи изб под школы, когда оно подготовило учителей, был

принят закон «О всеобщем обязательном начальном образовании». И эти усилия дали результат: при переписи 1937 года лишь 20% населения считали себя безграмотными. Автор встречал таких людей даже в начале 50-х годов, хотя это была уже экзотика, вызывающая недоумение. И конечно только образованный советский народ смог с 1948 по 1975 год (мгновение по историческим меркам) увеличить производство и использование электроэнергии в 6 раз и, наконец-то, дать потребные мощности в деревню. Мыслящий человек понимает, что стоит за такой цифрой. В стране торжествовало уважение к знаниям и профессионализму, которые стали потребностью большей части народа.

 

Что же происходит сейчас?

 

Перед Вами объявление, рассылаемое в Интернете сотням тысяч пользователей. Все данные открыты, но власть не реагирует. Рассылка оплачена, следовательно, есть массовый спрос на фальсификат и возможности этот спрос удовлетворить. Эти несколько строк становятся символом отношения в государстве (обществе) и к знаниям и к профессионализму. Такого исхода следовало ожидать в условиях уничтоженной производственной сферы (в Москве из 1600 заводов осталось около 200) и действий Правительства по реформированию школы и ВУЗ’ов. Массовое открытие частных, платных ВУЗ’ов с эрцаз-образованием активно стимулировало процесс. И незримо витает в воздухе: «Раз мы Вам платим, раз мы Вас наняли, давайте нам дипломы беспрекословно!».

Что же грядет?

В настоящее время уже законодательно навязано ЕГЭ, уничтожены промышленные ПТУ (сохранились ПТУ сервиса), введены подушевое финансирование учащихся и многоступенчатое высшее образование со 100% платной магистратурой. Ведется наступление на РАН. Иными словами, идет как по нотам реализация тезисов Аналитической записки Всемирного Банка «Система управления в секторе высшего образования: сравнительный анализ и возможные варианты стратегии для Российской Федерации» (январь 2004 г.). В «Записке» провозглашается призыв к приватизации образовательной сферы с явным обострением противопоставления государственных и общественных форм управления в интересах владельцев (хозяев) образовательных учреждений. Качество образования в тексте вообще не фигурирует. Эта категория не рассматривается даже как второстепенная. Результат нагляден. И даже начали появляться сообщения о 10% безграмотных или полуграмотных (1-3 класса) новобранцах. Перспектива обозначена!

Восстановит ли русский капитализм производственную сферу?

Вопрос этот совершенно закономерен и сродни классическому вопросу «о порождении собственного могильщика». Может ли «капитал не пойти на поклон к знаниям»? Для Физфака вопрос отнюдь не риторический, поскольку не столько студенты, сколько знания наш товар. Вступление в ВТО усугубит проблему для русского капитализма, ведь основная масса его фигурантов исключена из сырьевой сферы. Возникает интереснейшая коллизия. Русский капитал будет вынужден тихой сапой противостоять политике образовательных реформ, поскольку в производственной сфере, как промышленной, так и аграрной «кадры решают все». И опять же, в повторение известных предвидений, он должен будет возродить производство в течение 10-15 лет «иначе его сомнут». Добавим, что речь идет не о восстановлении производства славной Советской эпохи, а об освоении, как и в годы первых пятилеток, качественно новых для страны современных технологий, для которых, пока что, нет ни людей, ни материальной основы. Излишне напоминать о социальных следствиях поражения русского капитала. Доводы в пользу его слияния с транснациональными корпорациями напоминают конфетку для приговоренного к смертной казни.

Университет и Физфак находятся сейчас в крайне выгодной выжидательной позиции. Благодаря Ректору, Университет выжил (а ведь была опасность его ликвидации), преумножил свои возможности, лишь минимально допустил в сферу своей жизнедеятельности метастазы реформ, сохранил интеллектуальный потенциал и социалистические внутренние взаимоотношения. А грабительски созданный русский капитал, которого окатили холодной водой отношения с Западом, вдруг понял, что нужна армия, которая будет его защищать и гарантировать, скажем, колонизацию Средней Азии, что страна уже не в состоянии увеличить в 1,5 раза закупки продовольствия для населения, что для сохранения торговли нужно платежеспособное население и т.д. и т.п. Но восприняв эту политэкономическую классику на собственной шкуре, русский капитал для самосохранения будет вынужден восстанавливать производство, т.е. опять же по Марксу «пойдет на поклон к знаниям». И тому уже есть отдельные примеры в родных стенах. Нашим козырем, как показала последняя ярмарка вакансий, является, как не странно, и более высокая общая культура, и широкая эрудиция, наших студентов. Причины сохранения этих качеств остаются для автора приятной загадкой.

Великая Октябрьская Социалистическая Революция, 90-толетие которой сейчас отмечается на всей планете, подняла нашу страну до мировых интеллектуальных высот, сохраним же надежду на возвращение к этим высотам!

В.К. Новик.

Назад