EN
РЕМ ХОХЛОВ

О реформах в образовании

С 1 сентября 2009 г. в систему высшего образования в России входит двухуровневая структура обучения: „бакалавриат – магистратура”, что устанавливает предложенный „Единой Россией” и принятый Государственной думой закон „О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части установления уровней высшего профессионального образования)”. Приведём объясняющий смысл этого нововведения комментарий главы думского комитета по образованию Н. Булаева: „Мы должны подготовить федеральные стандарты высшего профессионального образования таким образом, чтобы они позволили готовить специалистов, востребованных рынком”. Этот „совершенно адекватный со стороны государства” подход, пояснил Булаев, предполагает, что вузовское образование должно получить столько человек, сколько необходимо в настоящее время работодателям. Норма бюджетных мест должна сокращаться. Бюджетное финансирование вузов должно быть экономным.

Закон принят в думе большинством голосов. Но под нажимом почти четырёхлетней общественной дискуссии в него введен ряд поправок. Главные из них: обучение по программе бакалавра продлено до 4-х лет, вместо предполагаемых, принятых в Европе двух–трёх лет, кроме того оставлен промежуточный уровень подготовки по квалификации „специалист”; приняв данный уровень обучения, правительство внесло в закон, а дума утвердила перечень специальностей высшего профессионального обучения. Для получения квалификации „специалист” студент может обучаться в вузе ещё один год, т.е. в сумме пять лет, при этом он считается завершившим образование. Однако по закону это не так. Полное высшее образование даёт следующая после бакалавриата ступень – магистратура. Но если выпускник, получивший квалификацию „специалист”, захочет продолжить обучение в магистратуре ещё на один год, это будет приравнено к получению второго образования и за продолжение обучения он по закону обязан будет заплатить. Регулирующим фактором при поступлении в магистратуру, а также в аспирантуру станет лимитированное количество мест, бюджетных и платных, – при общем сокращении мест.

Одновременно с дискуссией по поводу двухступенчатой системы высшего образования в течение нескольких лет велась дискуссия относительно перевода всей системы выпускных экзаменов в школе на тесты единого государственного экзамена (ЕГЭ). К 2009 г. в сферу ЕГЭ должны будут вовлечены все школы страны. Коротко рассмотрим, в чём состоит смысл данных преобразований как в России, так и на Западе.

Форма обучения в виде тестирования в настоящее время повсеместно принята в США. Впервые в 1968 г. она появилась во Франции, и целью её было обеспечение максимальной доступности высшего образования для разных слоёв молодёжи. Однако уже через 7 лет, в 1975 г., она была признана опасно ошибочной, поскольку привела к падению статуса всей системы высшего образования в стране. Оказалось, что большинство бюджетных мест в вузах заняли блестяще сдавшие ЕГЭ, но малограмотные и не способные в силу этого к дальнейшему обучению молодые люди, которых пришлось исключать из институтов. Результатом стало резкое сокращение количества выпускников, получивших дипломы специалистов. Этого Франция себе позволить не могла. Своей примитивностью система ЕГЭ скомпрометировала себя и в Германии, и в Бельгии, и в других странах Европы, отказавшихся от неё очень быстро. А что же США? Известно, что в 2005 г. мультимиллиардер, основатель фирмы „Майкрософт” Билл Гейтс на конгрессе американских губернаторов, посвящённом проблемам образования в США, говорил о том, что школа в Америке скатилась к уровню подготовки конца 19 века. „Американская система образования фактически умерла, – сказал он, – потому что она полностью утратила свой фундаментальный характер”. До примитивности упрощённая, благодаря системе оценки знаний по тестам, она привела к тому, что уровень подготовки учащихся упал до предела. Но, по-видимому, Америка находит иной путь развития.

Болонское соглашение, заключённое в июне 1999 г. между странами–участницами Европейского союза (ЕС), является естественным следствием происходящих в Европе интеграционных процессов. Соглашение ставит перед собой задачу: достигнуть к 2010 году главной цели – принятия понятных взаимопризнанных квалификационных стандартов. Создание единого образовательного пространства (включающего в себя стандартизацию программ вузов, давно работающую во многих странах Европы общую структуру „бакалавриат – магистратура”, общие критерии оценки знаний, рейтинговой и кредитной системы, унификацию дипломов) является важным фактором для объединения Европы, стремящейся к принятию общей Конституции. Оно важно также и в силу развивающихся в мире глобализационных процессов, чтобы обеспечить в ЕС объединение рынка труда и услуг, мобильность трудоустройства специалистов, организовать большие коллективы, разрабатывающие совместные проекты, и главное – чтобы создать приоритетные условия для стран Европы в мире прогрессирующей конкуренции государств.

Россия подписала Болонскую конвенцию в 2003 г., и, таким образом, в 2010 году она должна принять на основе общего, понятного, прозрачного, взаимопризнанного соглашения со странами ЕС (как и, очевидно, с образовательными учреждениями и заинтересованными общественными силами внутри страны) общие с Европой квалификационные стандарты. А это означает, что необходимо следующее. Обеспечить унификацию учебных программ на разных уровнях: школьном, бакалавриата, магистратуры. Ввести критерии оценки образования, согласующиеся с заказчиком, т.е. работодателем, спонсором, как того требует рыночная экономика. Организовать рейтинговый контроль текущих знаний, который в западной школе осуществляется по отдельным смысловым блокам – модулям. Задачей такого контроля является установление общего содержательного представления о том или ином предмете преподавания, завершающееся выставлением оценки по сумме баллов за модули. Ввести систему сертификатов и кредитования образовательных структур, подчинённых рейтинговой конкурсной системе контроля, что даст возможность оценить с точки зрения заказчика успешность учреждения, а в случае непрохождения рейтингового барьера лишить его сертификата.

На пути установления данной системы образования в России существует много и других барьеров; главным из них является пока ещё не остановленный процесс разрушения всех сфер жизнедеятельности государства и связанной с этим коррумпированности общества. Но понятно, что данные реформы в России, в отличие от стран Европы, решающих вопросы объединения, призваны решать сиюминутные проблемы бизнеса и решать их, по-видимому, будут путём „точечного” реформирования отдельных институтов и университетов, сводя затраты на систему образования к минимуму.

Однако в мире назревают действительно глобальные проблемы, требующие стратегического решения. Это проблемы фундаментальной науки… Экология, космос, климат… Социальные проблемы. Вопросы культуры и нравственности, неразрывно связанные с сущностью жизни. И множество других проблем, для разрешения которых требуются коллективные усилия. Требуется фундаментальная подготовка высококвалифицированных специалистов и в области естественных наук, и гуманитарных, объединение их в Науку о человеке.

Болонское соглашение решает частную задачу. Бакалавр в Западной Европе – это технический работник, выполняющий одну узкую специализированную функцию. Магистр координирует работу нескольких бакалавров. Однако западные страны, разделяя решения Болонской конвенции, отнюдь не разрушают установившиеся в их образовательных институтах принципы, разграничивая области применения, твёрдо отстаивая национальные основы преподавания. И молодые одарённые люди в России, реализация талантов которых в рамках предлагаемых реформ минимизируется (в силу высокой стоимости образования, ограниченности мест, невостребованности науки), будут по-прежнему уезжать за рубеж, искать место, где их талант будет востребован.

Но ведь советская школа в 20 столетии во всём мире воспринималась как лучшая. Этот высочайший уровень был ею достигнут, потому что с первых лет становления государства в программу обучения в вузах было заложено фундаментальное теоретическое знание, призванное быть опережающим фактором в развитии техники и промышленности. С помощью сети рабфаков недавно малограмотная страна в короткий срок сделала стремительный рывок в будущее и опередила развитые страны. Сегодня, чтобы преуспеть в конкуренции с Западом, надо восстанавливать фундамент российской системы образования, совершенствовать его, ставить соответствующие времени новые задачи. Российским талантам под силу решение и конкретных, и фундаментальных задач. Надо дать шанс подрастающей сейчас молодёжи, помочь ей найти себя.

Конкурентноспособность в 21 веке и просто выживаемость народов несомненно будет определять уровень науки в государствах.

Ст. н. сотр. КФНТиСП,

Л.И. Девяткова

Назад