EN

Подвиг разведчика


X p>Сверхчеловек — миф или факт? X br /> X Продолжаем знакомить читателей газеты с советским типом сверхчеловека.

X blockquote>


Маркус Клинберг — лучший шпион 20 века. Его биографию изучали режиссеры фильмов о Джеймс Бонде. Но куда Джемс Бонду до Клинберга! Клинберг свел на нет двадцатилетние исследования самого засекреченного в стране института. Контрразведка неоднократно пыталась уличить его в шпионаже, однако Клинберг совершенно спокойно проходил проверки на детекторе лжи.
Отсидев 20 лет в тюрьме, из них 10 в одиночке, он сохранил верность коммунистическим идеалам и веру в людей, борющихся за их реализацию.
Его жизнь — пример стойкости и преданности Родине — будут изучать молодые люди свободной России.

84-летний Маркус Клинберг (2003 год!), которого считают «шпионом номер один в истории Израиля», и который совсем недавно вышел на свободу после двадцатилетнего заключения, дал первое интервью — второму каналу израильского телевидения.
Шпионил Клинберг на СССР — причем, как он сам утверждает, не за деньги, а исключительно «ради идеи».
Маркус ни о чем не жалеет и ни в чем не раскаивается, он по-прежнему верен идеалам социализма и испытывает ностальгию по исчезнувшему Советскому Союзу.
Владимир Ханелис
Как вы себя чувствуете, господин Клинберг?
Хорошо. Я снова в Европе, в которой я вырос. Здесь каштаны. Я помню их с детства.
Вы были коммунистом?
Я был марксистом. И атеистом. Я верил в революцию, которая произошла в России.
Вы были сионистом?
Никогда! Я был евреем.
Как вас завербовали?
Случайно. Когда я еще служил в Армии, ко мне подошел сотрудник советского посольства. Мы поговорили. Он оставил номер своего телефона. Я позвонил, он предложил встретиться возле моего дома. Мы встретились и хорошо о многом поговорили.
О чем?
О Советском Союзе, о Красной Армии, о войне.
Когда вы почувствовали, что вас вербуют?
После двух встреч с сотрудником посольства. Но я был готов сотрудничать с ними. Я многим был обязан СССР. Но я не знал, с кем я работаю — с КГБ или с военной разведкой.
Вы всегда встречались с одним и тем же человеком?
Нет. Они не представлялись. Но в основном в Израиле я встречался с Виктором. Он был самый приятный и симпатичный из всех. (Вероятней всего, это был Виктор Высгонов, резидент разведки, работавший под крышей посольства.)
Как часто вы встречались с советскими разведчиками?
Два-три раза в год — в переулках, в кафе, в машинах. Потом, в 1967 году, когда дипломатические отношения были разорваны, я встречался с ними в Швейцарии, Австрии, Германии. Предварительно писал на условленный почтовый ящик. Всего было около 20 встреч.
Вас научили пользоваться фотокамерой. Специальными чернилами, радио?
Что вы! Никакой техники! Никогда ни одного слова я не написал, не сказал по телефону, не передал по радио. Все устно, все из головы. Они, правда, учили меня, как приходить на встречи — пользоваться автобусами, менять такси. Но я не обращал на это внимания.
Почему?
Я не верил, что меня поймают. И, как видите, был прав. 25 лет…
Что интересовало советскую разведку?
Исследования, которые мы проводили в Институте биологии (одном из самых секретных объектов Израиля, среди его основателей был отец израильской ядерной бомбы — профессор Давид-Эрнст Бергман). На встречу они приносили список интересующих их вопросов. Никогда на меня не оказывали давления. Они были милые, симпатичные и очень вежливые. Всегда говорили, как меня ценят и уважают в Советском Союзе, какой я важный агент. Передавали мне приветы от главы КГБ и членов Политбюро. Они мастера влиять на человека, на его «эго». Для меня все это было важно. Я гордился собой.
Вы чувствовали себя шпионом?
Никогда! Я просто передавал информацию…
Вы «просто передавали информацию», но это нанесло огромный ущерб безопасности Израиля.
Никогда ничем я не нанес ущерб безопасности Израиля. Я спрашивал у Виктора: может ли эта информация попасть в арабские страны? Он заверил меня, что никогда…
Вы верили им?
Я верю им и сегодня.
Любите ли вы читать книги о шпионах?
За всю свою жизнь до ареста я прочел одну такую книгу — «Красная капелла» Треппера. Потом в тюрьме я прочел много шпионских книг.
Насколько правдивы сведения, что вы сломались после крика следователя «Ты — предатель! Ты предал память своих родителей!»?
Это неправда. После этих слов я продолжал молчать.
Что же вас сломило?
Угрозы…
Вы получали за свою работу деньги от русских?
Никогда не взял ни гроша…
Почему?
Я был им должен, а не они мне. Если бы я взял деньги, это была бы проституция. А у меня была любовь…
Тель-Авив
Авраам-Маркус Клинберг родился в октябре 1918 года в Варшаве. Маркус бежал из Польши до прихода немцев, но вся его семья сгорела в печах Треблинки. С 1940 года жил в Минске. 22 июня 1941 года добровольно вступил в Красную Армию, участвовал в войне, был тяжело ранен, но продолжил службу уже медиком, получил звание капитана. Клинберг стажировался в Москве на курсах по инфекционным заболеваниям.
После войны Клинберг вернулся в Польшу, но всегда чувствовал себя в долгу перед Советским Союзом за то, что эта страна спасла ему жизнь, дала убежище, возможность учиться и воевать с нацизмом. Клинбергу были близки идеи социализма. Из Польши Маркус вместе с женой Вандой (они поженились в 1945 году) перебрались в Швецию, а оттуда — в Израиль.
За несколько лет службы в медицинских частях израильской армии Клинберг дослужился до звания подполковника. Затем получил работу в институте биологии. Считался эпидемиологом международного класса. С середины 60-х годов Общая служба безопасности («Шабак») стала подозревать Клинберга в шпионаже. Два раза он проходил серьезнейшие проверки, в том числе на детекторе лжи, но вышел абсолютно «чистым», с улыбкой на лице.
В 1982 году специально сформированная группа сотрудников израильской внешней разведки («Мосад») и «Шабака» задержала Клиберга и начала его допрашивать по 18 часов в день. За девять дней Маркус не проронил ни слова. На десятый «сломался» и признался во всем. Через несколько дней во время свидания с мужем Ванда сунула ему в руку горсть таблеток «комадина» (препарат, разжижающий кровь). Маркус проглотил их и через несколько минут был в тяжелом состоянии доставлен в больницу. Ванда перерезала себе вены. Их обоих спасли.
Суд признал Клинберга виновным в шпионаже в пользу СССР и приговорили к 20 годам заключения. Десять из них Маркус провел в одиночной камере».

«Известия»11.02.03

Примечание Гл. Редактора: Кого-то может смутить срок жизни героя в СССР. Однако не длительность жизни в стране является главной: мало ли таких, кто просидев всю жизнь на шее Родины, предавали ее?
Авраам-Маркус Клинберг служил нашей стране в самый тяжелый период и остался командиром Красной Армии, простым советским сверхчеловеком.