EN

О книгах и о себе


Сколько я себя помню, в доме всегда было много книг. Детские книжки не только покупались, но и передавались многочисленным двоюродным братьям и сестрам — от старших младшим. Поэтому, наряду с новыми книгами, у меня были первые издания К. Чуковского, С. Маршака, С. Михалкова, иллюстрированные известными художниками начала 20 века книги для детей, прекрасные народные сказки. В 90-х годах прошлого века я вновь встретилась с некоторыми из любимых в детстве героями книг. Были перепечатаны «Маленькие женщины» Л. Олькот, «Лорд Фаунтлерой» Ф. Бернетт, чудесные истории о детях-близнецах-голландцах, японцах, швейцарцах, рассказанные женщиной, у которой самой были двойняшки. Из книг 20-х годов запомнилось длинное стихотворение с «индустриальным» содержанием «Винтик-шпунтик», где наряду с главным героем действуют старик-маховик, шестеренки, динамо. Стихи о важности простого человека.
Долго я не хотела читать книги самостоятельно. «Почитай, пожалуйста» — просила, или вернее, требовала я у родных, и мне редко отказывали. Зато как интересно было разглядывать картинки во взрослых книгах! У бабушки были иллюстрированные однотомники русских классиков и художественная энциклопедия Гранат, которые дети могли рассматривать часами.
В детстве я много времени проводила у бабушки. Она любила рассказывать и от нее я узнала родословную и историю нашей семьи. Прабабушка со стороны матери была крепостной дворовой девушкой, искусной ткачихой. Когда ее хотели выдать замуж за пожилого вдовца с 4 детьми, она сбежала от барыни.
Позднее она вышла замуж и попала в большую семью ямщиков, возивших почту и товары от Москвы до Петербурга. Глава ее, хотя и был крепостным, сумел разбогатеть и имел до 40 работников и лошадей. Разорился он только после строительства железной дороги.
Бабушка была первой грамотной девочкой в семье — она окончила школу при Морозовской фабрике в Твери. Хотя она была очень способной, семья к этому времени обеднела, и вместо гимназии 12-летнюю девочку отдали учиться к портнихе. На всю жизнь она сохранила любовь к чтению, покупала книги, выписывала журнал «Нива» и т.д.
Дедушка происходил из крестьян села Медного, находившегося в 30 верстах от Твери. 12-летним мальчиком он приехал в город устраиваться на работу. Его взяли на Берговскую фабрику учеником в контору. Дедушка занимался самообразованием, много читал, с успехом играл в любительском театре. Умер он 34 лет от роду от инфекционного менингита.
Со стороны отца родословная известна с 1742 г. Она подтверждается документами из церковных архивов.
Наши предки были дьяконами, псаломщиками, редко священниками бедных приходов.
Оставшись сиротой отец был принят в тверскую семинарию. Но священником он не стал — помешало участие в революционном движении. В 17 лет он был арестован, затем отдан в солдаты. В 1918 г. отец вступил в партию большевиков, был комиссаром в Красной Армии. После окончания Комакадемии отец был направлен на работу в Радиокомитет. Он был одним из создателей Радиотеатра и организатором трансляций из оперных и драматических театров, откуда велась прямая передача. Хотя папа занимал ответственную должность, семья жила очень скромно. В то время существовал «партминимум», при котором коммунист не мог получать зарплату больше, чем квалифицированный рабочий. Но в дополнение к зарплате выдавались талоны-боны, по которым можно было покупать книги. Папа брал меня с собой, когда ходил к стене Китай-города, на книжные развалы. Там торговали букинисты, и можно было увидеть удивительные издания.
Ко времени переезда в Москву у меня не было затруднений с чтением. Читала я много и очень быстро, домашних книг стало не хватать, и начиная с 3 класса я всегда хожу в библиотеки.
Школа 20-х — 30-х годов — это непрерывный эксперимент. Комплексный метод, Дальтон-план, бригадный метод — все это испытывалось на школьниках. Школьная жизнь в то время была интересной. Кроме учебной программы в школе работали многочисленные кружки, спортивные секции, проводились различные соревнования. Часто устраивались литературные вечера, самодеятельные спектакли, маскарады. Почти все ребята в них участвовали.
Школьников регулярно водили в театры, на концерты,в музеи; все это было бесплатно.
В школе меня интересовали история, литература, искусство. После заключения изучавших нас педологов о моей неспособности к точным наукам, я совсем перестала заниматься математикой.
Принять решение, куда пойти учиться после окончания школы было непросто: для людей с гуманитарными наклонностями выбор всегда был ограничен. Быть педагогом не хотелось, подать заявление в университет, имея несколько троек в аттестате, я побоялась. Обратившись к «Справочнику для поступающих в вузы», я нашла, что в Московском государственном библиотечном институте есть непонятный библиографический факультет и специальность «библиограф». Они показались мне интересными и в 1939 г. я поступила МГБИ.
По сравнению со школой учиться было легко и интересно. Наряду со специальными дисциплинами у нас были общеобразовательные предметы: литература, история, философия, основы биологии и др. Уровень преподавания был высоким. Лекции по античной литературе читал профессор МГУ С.И. Радциг, по биологии — академик Б.М. Завадовский, по литературе эпохи Возрождения — доцент Педагогического института Л.Н. Галица. Особенно запомнились лекции очень известного шекспироведа М.М. Морозова, которые он читал в переполненной нетопленой аудитории в 1943 г.
В июне 1941 г., когда началась война, в институте заканчивалась весенняя сессия. Экзамены мы успели сдать. Потом часть студентов зачислили в военные училища, другие ушли на фронт. Оставшиеся дежурили в штабах гражданской обороны, объявляли воздушную тревогу, гасили зажигательные бомбы на крышах домов. Вместе с другими мне пришлось копать окопы. На нашем участке на Ленинградском направлении это были глубокие доты и дзоты. Делали зажигательные бутылки для уничтожения танков на бывшей фабрике елочных украшений, работали в колхозе.
В сентябре 1941 г. институт уехал в эвакуацию в гор. Стерлитамак. Оставшиеся в Москве студенты пошли на предприятия оборонной промышленности. Я работала на автозаводе им. Сталина, где в то время ремонтировали танки и делали оружие.
По возвращении из эвакуации института во время летних каникул 1943 г. появилось объявление, призывающее поехать на восстановление Сталинграда. Вызвались только 4 человека. Прибыв в Сталинград, мы увидели, что восстанавливать пока нечего. Города не было. На фоне южного темно-голубоватого неба высились остовы разрушенных домов, чудом уцелевшие колонны и балконы. Везде были груды кирпича, проволока, успевшие вырасти чертополох и полынь.
Нас направили в поселок Бекетовку, где находились все областные организации. Там мы начали заново создавать областную библиотеку. Вся страна посылала героическому городу подарки, среди которых было много книг. Мы их разбирали, заносили в инвентарную книгу, писали карточки для будущих каталогов. Скоро появились и первые читатели — мальчишки, которых мы усаживали за столы на скамейки из не струганных досок.
Окончив институт летом 1944 г., я, конечно, хотела бы работать библиографом гуманитарного профиля. Во время практики в библиотеке Ленина моим руководителем была специалист по искусству. Она поручила мне сделать первую большую самостоятельную работу для народного артиста СССР Ярона (профессора Театрального института) — составить список литературы о первых годах советской оперетты. Никаких пособий по этому вопросу не было, поэтому библиографию я составила, просматривая старые театральные журналы, хранящиеся в глубоких темных подвалах дома Пашкова. Мне эта работа очень понравилась, но больше заниматься вопросами искусства не пришлось.
Получилось иначе: я стала сотрудницей справочного отдела Государственной Научной библиотеки (ныне ГПНТБ). Хорошо было только одно — работа проходила непосредственно с людьми, с читателями. Очень скоро понадобились сотрудники для издаваемого при библиотеке реферативного журнала «Новости технической литературы» и меня попросили временно там поработать. Пробыла я там 9 лет. Работа требовала знания иностранных языков и пришлось серьезно заняться хотя бы одним английским языком. Помогали мне освоить редакционную работу новые коллеги, старые интеллигенты, многосторонне образованные, владеющие несколькими языками люди. Благодаря им в секторе всегда царила непринужденная, веселая атмосфера.
В 1953 г. журнал объявили «раболепствующим перед заграницей», а все сотрудники стали безработными космополитами. В это время только что построили новый Университет на Ленинских горах. Всем москвичам хотелось посмотреть на величественное многоэтажное здание. Мне это удалось: одна из однокурсниц уже работала в Научной библиотеке МГУ. Собираясь на экскурсию я не могла предположить, что вся моя дальнейшая жизнь будет связана с университетом. После осмотра здания зам. директора библиотеки предложил мне на выбор несколько мест. Наиболее подходящим показался физический факультет. Но я очень колебалась, прежде чем принять эту должность.
Никогда прежде мне не приходилось руководить большим коллективом, я ничего не знала о факультете, плохо разбиралась в физической тематике. Но поближе познакомившись с только что переехавшей библиотекой, узнав о ее перспективах, мне захотелось принять участие в создании самого крупного отраслевого отдела НБ МГУ из маленькой «Столетовки».
Библиотека физического факультета имеет славную историю. Ее основание связано с именем профессора Московского университета А.Г. Столетова, который в здании физической лаборатории на Моховой начал собирать книги и журналы, необходимые для работы сотрудников.
Позднее, в 1896 г. по устному завещанию принадлежащие ему книги были переданы университету. В 1912 г. библиотека была пополнена книгами профессора П.Н. Лебедева.
К моменту переезда на Ленинские горы библиотека им. Столетова являлась ценнейшим собранием литературы по физике, начиная со 2-ой четверти 19 века. Дополненная книгами, купленными во время строительства нового здания, регулярно получая все ведущие отечественные и иностранные специальные журналы, библиотека факультета вскоре стала лучшей физической библиотекой страны.
Приняв нелегкое решение, я впервые вышла на новую работу 29 января 1954 г. Вскоре состоялось знакомство с заведующими другими отраслевыми отделами библиотеки МГУ. За небольшим исключением, все они молодыми людьми не старше 28-35 лет.
Коллектив был дружным, энергичным, трудоспособным.
В первые месяцы работы мне помогли зав. БУПом Любовь Петровна Нечаева, гл. библиотекарь отдела обработки Мария Ивановна Васютина, гл. библиограф Мирра Иосифовна Гуревич и др. Да и сама обстановка в университете того времени располагала к поискам нового, введению передовых методов работы: продуманная система обслуживания читателей, широкое применение открытого доступа к фондам, введение новой классификации и др.
Обязанности заведующего отделом оказались очень многоплановыми. Нужно было заниматься планированием и отчетностью, комплектованием, работать с фондом и каталогами, заниматься справочно-информационным обслуживанием. Все это делалось по согласованию с факультетом, с учетом его специфики и планами работы.
Начиная с 1957 г. в учебный план факультета были введены обязательные занятия по библиотечно-библиографической ориентации для студентов 1 и 4 курсов.

Наша библиотека поддерживала связь с другими организациями и музеями. Когда сотрудники Владимирского педагогического института решили проводить научные чтения, посвященные их землякам братьям Столетовым, мы приняли участие в их работе. Передали в дар будущему музею книги и журналы из дублетных фондов, давали консультации деятельности А.Г. Столетова в Московском университете.
Для первой конференции владимирцы попросили сделать сообщение о библиотеке А.Г. Столетова. Коллекция заслуживала этого. Книги на всех европейских языках с дарственными надписями, факсимиле и пометами авторов — крупнейших физиков 19 века — требовали своего изучения. И мы попытались дать первое описание библиотеки.
На последующих Столетовских чтениях состоялись другие сообщения, посвященные биографии известного физика. Среди них — «А.Г. Столетов — популяризатор науки», «Роль А.Г. Столетова в создании Политехнического музея» и др.
В последние десятилетия в нашу жизнь постепенно входят новые методы обслуживания читателей с применением информационных технологий и использования электронных ресурсов. В отделе имеется все необходимое оборудование, осуществляется подписка на электронные версии отечественной и зарубежной периодики и зарубежных книг.
Выдача книг в Научной библиотеке постепенно, но неуклонно падает. Люди приходят в читальные залы, чтобы поработать с библиотечными компьютерами или поработать в интернете через свои ноутбуки.
Проработав в библиотеке более 65 лет, я никогда не пожалела о сделанном в молодости выборе — специальности, сочетающей работу с людьми и с книгами.
Маргарита Арсеньевна Знаменская, главный библиотекарь библиотеки физического факультета,
в 1954-2004 г.г. — заведующая библиотекой.

Сотрудники физического факультета от всей души поздравляют дорогую и горячо любимую Маргариту Арсеньевну с юбилеем.
Желаем крепкого здоровья и успехов в работе на благо нашего факультета.

Назад