EN

«Аристократизм» физики и науки в частности


«Аристократизм» физики и науки в частности
В статье выпускника физтеха А. Рождественского рассказывается, что такое аристократизм и как можно стать аристократом. Полностью статья приведена в журнальном варианте газеты и на сайте факультета. Несмотря вызывающий заголовок, он относится к весьма простым и насущным идеям и вещам, так или иначе связанным с «аристократизмом» в науке и в жизненной позиции. Тема «аристократизма» в науке не отделима от проблемы самоидентификации научных работников и студентов.
Первая ассоциация с аристократами и аристократизмом обычно относится к сословным преференциями в обществе. Однако преференциями это понятие упрощается и не исчерпывается ввиду того, что сословные преимущества аристократов вторичны по отношению к изначальным функциональным позициям и их свойствам в общественной системе. Признак общественных преференций не главный для современного понятия «аристократизм» Применительно в общественным процессам 20 и 21 века в развитии науки мы обратим внимание на основной признак аристократизма — деятельность вне прагматизма. Таким образом, в употреблении понятия аристократизм мы будем исходить из следующего определения — Аристократизмом назовем общественное явление, проявляющееся в способности человека профессионально работать за идею независимо от прагматики (финансирования, поощрения, выгод), и в огромном значении результатов этой работы для общества и принятия государственных решений.
Данное определение не стоит и копейки, если оно не имеет возможности материализации и не подкреплено фактами. Поэтому обратимся к тому и другому.
Эллинская Греция поразительно отличалась в своем бытии и развитии от всех народов того времени. Как и прочие государства магриба и востока, Греция была рабовладельческим государством. Но! Только в Греции отношение к рабам было «человеческим». Только в Греции тамошние олигархи давали рабам образование. Только в Греции среди героев эпоса (Геракл) были рабы. И только в Греции государствами неоднократно правили ученые — Перикл, Солон и др. Будущий повелитель мира Высочайший аристократизм физики (натурфилософии) в эллинской Греции был видимо непревзойденным до сих пор явлением. Как известно в новом городе своего имени (Александрии) А. Македонский распорядился построить первую всемирную Академию Наук и первый мировой центр научных данных того времени (знаменитую Александрийскую Библиотеку).  Аристократами по своей функциональной роли были в норманской Руси норманы. В бытии они применяли самые последние достижении науки и техники своего времени Они реализовали технические достижения в лучшем флоте того времени — в морских и речных «конях», дракарах и шнейках. Норманы первыми надели тяжелые латы и первыми их сняли, как только появилось огнестрельное оружие. В своем бытии они следовали высшей идее. Их идея (викингов) — попасть в Волгалу — ничего общего не имела с прагматическим раем Востока или с благолепием и вечным покоем в раю позднего христианства 20 века. Их цель попасть в Волгалу была идеализированным стремлением лично поучаствовать и погибнуть в последнем бою во Вселенной между Злом и Добром, который состоится в Волгале, и эту почесть можно было заслужить в бою на Земле!
Русские крестьяне (угро-фины и славяне), принадлежащие и изначально прилагающиеся к Руси норманской как русские, тоже были в массе определенно аристократичны — они сплошь зверски работали за идею выживания, которая сублимировалась в творческую работу до потери сознания, и в озверелое отношение к труду и войне, и в частности в бросках под танки в 20 веке. Такая работа за идею поддерживала в крестьянстве дух аристократизма на протяжении почти 8 веков. Напротив, как только русское дворянство получило вольную при матушке Екатерине, оно во многом «сгнило» и выродилось за 3 поколения в период «стратегического безделья» и потери идеи развития!
Аристократизм науки и физики со времен кватро-ченто (Возрождение, Северная Италия, 13 век) постоянно рос в обществе вместе с осознанием роли предвидения и ВПК (военно-промышленного комплекса) в структуре власти и государства. Здесь мы видим медленный, но монотонный процесс возрастания научного аристократизма. В 18 веке в среде ученых-естественников появились представители аристократии английской империи — лорд Кавендиш, потом лорд Кельвин (Томсон) и лорд Релей. В 20 веке Бурбоны родили наивысшего аристократа — физика Луи де Бройля. Выдающийся физик и математик Анри Пуанкаре был высочайшим аристократом вовсе не потому, что приходился близким родственником премьер министру Франции, а потому, что его единственным смыслом жизни и единственным хобби была наука. Контраст аристократу Пуанкаре составляет современная Парижская Академия Наук, которая после его смерти спустя 100 лет еще не подготовила к публикации все его гениальное рукописное наследие.
Процесс повышения роли аристократизма науки в СССР шел совместно с повышением объема массового качественного высшего образования и прежде всего роли инженерной физики. Этот процесс шел одновременно с процессом сохранения научных школ и развертывания нового массового образования населения, и в первую очередь массового высшего технического и естественного образования. Можно говорить о необоснованных репрессиях по отношению к инженерам и научным работникам, а можно приводить не менее массовые примеры государственного доверия скудных гос. ресурсов физикам «на пределе возможного».
Начало проекта бурной модернизации в послевоенном хозяйстве СССР сопровождалось усилением аристократизма физики и началось с понимания (возможно подсознательного) политической элитой государства роли физики в будущем страны. Представители элиты того времени направили своих детей не в экономисты или юристы, ни в дипломаты и не в высшую партийную школу, а в самые сложные и элитные технические вузы. Более всего у них котировался Физфак, затем физтех МГУ и собственно Физтех, и далее МАИ. В то же время МВТУ, как кузница кадров ВПК, котировался ниже, т.к заполнял по мнению элиты объем замечательных специалистов-исполнителей, а не руководителей — генераторов.
Нет сомнения, что Сталин понимал значение личного примера элиты для модернизации страны провести — безличного и «кровного» участия верхушки провести масштабную модернизация страны невозможно. Поэтому ресурсы страны в послевоенное время отдавались не на газификацию деревень (до этого очередь должна была дойти в 60-годы), а на ракеты и технику, образцы которой и сегодня являются «королевами красоты» со всех точек зрения, включая художественную.


Король красоты Большой противолодочный корабль БПК-113а «Маршал Ворошилов»

Форма изделий тоже имеет печать аристократизма, и человек таинственно воспринимает ее в полном объеме независимо от текста — посмотрите на две иллюстрации, которые явят вам «короля красоты» и «королеву красоты» как проявления творческого художественно-технического аристократизма. Самой аристократичной наукой в мире в 20 веке была наука в СССР потому, что она работала не на гранты и не на коммерческие потребности бизнеса, подобно западной науке, а на идеи. Наука не бывает только фундаментальной или только прикладной, и аристократизм в физике совершенно не связан с фундаментальной тематикой. Есть физика как таковая с ее объективным современным аристократизмом, и есть физика как ремесло, угадывающее желания грантодателей.
Аристократизм не отделим от самостоятельности и известной независимости от государства, монарха или чиновничества. Эта самостоятельность на протяжении истории не дает покоя ни власти, ни чиновничеству. В связи с этим История выработала механизм самосохранения аристократизма. Сохранить эту самостоятельность аристократам наиболее эффективно было возможно в механизме орденского объединения — в орденских уставах и в орденской дисциплине. До сих пор появляются сведения о современных рыцарях креста, — крайне немногочисленной и влиятельной группе аристократов, ведущих родословные от первых вандальских и готских королей, которые сохранили в уставе и современных целях протохристианские
установки. В науке аналогом проявления орденских объединений является понятие «научных школ». До тех пор, пока отличительные особенности научной школы как ордена позволяют конструктивно и творчески работать в науке, получать творческие результаты, такой научный орден живет несмотря ни на что — финансируется школа или нет, ее апологеты работают как праведники. А праведник в обществе во все времена тот, кто работает не смотря на вознаграждение — независимо от того, есть оно или нет. Именно поэтому научные школы обладают аристократичностью как научной и административной независимостью, их реальная жизнь или смерть слабо подчиняется внешнему администрированию.
К 1955 году в СССР сформировались мировые научные школы в разных отраслях. В передовых статьях на первой полосе правительственных Известий и в Литературной газете в том же 1955 году Академик Амбарцумян перечислил основные научные школы страны и призвал к их сохранению и развитию.
В 1978 г. физик П.Л. Капица был удостоен Нобелевской премии по физике за открытие явления сверхтекучести гелия. Вскоре после этого события Петр Леонидович приехал на Физтех с «Нобелевской Лекцией». Народу собралось… — в актовом зале сидели на сцене и в проходах, лежали на подоконниках. В то время сочинитель данной статьи, выражаясь высоким «штилем» языка Козьмы Пруткова, на оном собрании к своему удовольствию присутствовать соизволил. Вопреки ожиданиям Петр Леонидович начал рассказывать совсем не о физике, а о заказной работе Бильдербергского клуба. Он рассказал о том, что по заказу руководства двух крупнейших автомобильных компаний мира исследовательской компанией и независимым научным центром была проведена работа по составлению прогноза будущего состояния автомобильной промышленности и экономики 21 века. Поскольку заказ был не политический, прогнозисты могли дать волю профессионализму. Этому сюжету П.Л. Капица посвятил всю лекцию. Выяснилось, что существует всего один сценарий развития мировой экономики и автомобильной промышленности в частности с тремя условными исходами. Первый исход — если основой промышленности останется экономический и политический либерализм, то экономика в целом и автомобильная промышленность не справится с трудностями сбыта, производства и экологическими проблемами и «загнется» к концу 2020-х годов. Второй исход — если в мировой хозяйство и в национальные экономики будут введены элементы планирования, увязанные с экологическими ограничениями и социальной ответственностью бизнеса — тогда можно протянуть до середины 21 века. И третье — только при переходе на социально-ответственное планирование социалистического типа (социализм) возможно длительное выживание и трансформация как экономики в целом, так и автомобилестроения. Заметим., что в лекции П. Капицы в то время совершенно отсутствовала идея поклона к тогдашней партийной власти СССР.
Раздались вопросы: — Вы ничего не сказали о Физике? А как же космос?
— А что космос? — ответил Петр Леонидович — Мы же на Земле живем!
В лекции П. Капицы уже тогда была проявлена идея современного аристократизма физики — явление усиления влияния науки на власть и госаппарат (аппарат принятия решений) независимо от наличия или отсутствия финансирования физики со стороны этого аппарата.


«Тайфун» — королева красоты

Аристократ — тот, кто живет и работает не прагматично. Именно поэтому советская наука была самой аристократической в мире. Аристократизм науки в этом понимании, заключен в творческой работе не за прагматичную идею (гранта, капитала, прибыли и т.д.), и в этом есть главный признак и необходимое условие развития науки фундаментальной. Еще один признак аристократизма советской науки — его дублирование. Независимо от успеха или неудачи основные направления в технике и в науке дублировались, троились, четверились… Нет аристократичной науки — нет и науки фундаментальной. Пример — Германия после 1945 г. Страна, которая создала фундамент опытной науки, философии, музыки, промышленности — эта страна потеряла фундаментальную науку после войны, и до настоящего времени её не восстановила, т.к. полностью приняла прагматическую идею капитала в научной работе. По той же причине нет мощной фундаментальной науки у промышленно развитой Японии, Кореи, Сингапура, а у богатых нефтедолларовых арабских стран от фундаментальной науки отсутствует тень. В самых многонаселенных странах мира Индии и Китае есть много замечательных и талантливых ученых, но фундаментальной науки и духа научного аристократизма нет. Эти страны пока еще занимаются научной прагматикой и научным ремеслом.
Удивительно, что сегодня в России, где наблюдается отсутствие аристократичных идей не только в массах, но прежде всего в верхушке, все же и почему-то сохраняется научный аристократизм и находятся подлинные аристократы духа и созидания. Текущие новости опровергают версию о закате аристократизма в российской науке. Группа преподавателей Уральского Политеха в ответ на публикацию нового стандарта образования объявила, что они будут продолжать готовить инженеров с глубоким базовым математическим и физическим образованием несмотря на указания Минобрнауки.
Господа студенты Физики! Вы добровольно постигаете трудную «прелестную и очаровательную» физику и имеете редкую для других стран возможность продолжить огромные и уникальные системные традиции, возвысить аристократизм физической науки Вы вступили на путь подлинных аристократов общественного духа. Слово «магистр» до смешного опошляет изначальный функциональный и аристократический смыл этого понятия. Но оно также свидетельствует о том, что даже противники какого либо аристократизма в науке пользуются терминологией, напоминающей о научном аристократизме.

А. Рождественский

Назад