EN

РЕФЕРЕНДУМ О СОХРАНЕНИИ СОЮЗА КАК НАВЯЗАННЫЙ ВЫБОР БЕЗ ВЫБОРА


К 20 годовщине гибели СССР

Воскресенье, 17 марта, 20 лет назад. Сегодня, наверное, мало кто вспомнит о том, что произошло в тот день, и напрасно... Событие-то знаковое. В тот день состоялся Всесоюзный референдум о сохранении СССР, первый в истории страны, и как это ни парадоксально, даже, несмотря на его результаты, последний. Первый и последний. Как и многое в ту эпоху. Помните, как поначалу забавно звучало сочетание "президент СССР"? А советский "Макдоналдс" с эмблемой, в которой изначально под желтой перекладиной буквы «M» красовался красный флажок? А павловские пятисот и тысячарублевки с Лениным? Вернее, это сейчас кажется чем-то забавным, тогда это была больше, чем экзотика: это был прорыв из серых будней в которых страна жила десятилетия. Я тогда был только подростком, и меня, как и большинство представителей моего поколения, невероятно возбуждала стремительно меняющаяся жизнь.
Американские жвачки, мальборо, кока-кола, видаки - все это резко ворвавшееся в нашу жизнь западное "великолепие" буквально сводило с ума. Как оказалось, не только детей. Те, кто постарше, легко соблазнялись шмотками, эротикой, возможностью в открытую фарцевать и ругать власть. Тогда мы еще многого не понимали. Не понимали того, что все эти увлечения вдруг ставшим доступным западным образом жизни, еще выйдут нам боком. Не понимали, что на наших глазах с нашего молчаливого согласия уничтожают великую страну, которую оставили нам в наследство наши отцы и деды.
Так вот, вернемся к референдуму. Вроде бы тысячу раз о нем говорили, все предельно ясно, добавить, в сущности, нечего. Главный показательный итог этого плебисцита обнаружился не на следующий день, после подсчета голосов, а спустя 9 месяцев. 9 месяцев обычно требуется для того, чтобы выносить ребенка, столько же потребовалось деструктивным силам для того, чтобы превратить результаты референдума ни в что. Главный показательный итог не столько в циничном наплевательстве отдельных политиков на результаты всенародного волеизъявления, сколько в том, что народ этот плевок в лицо просто проглотил и даже не понял, что произошло. Сперва, во всяком случае.
Помните ли вы, каким был тот день, 17 марта 1991- го? Какая была погода? А вы вообще ходили на референдум? Если да, то как голосовали? Почти 78 процентов это не мало. Даже в тех республиках, где местные националистически настроенные власти саботировали референдум, пойдя на прямое нарушение Конституции СССР, даже там, где лишь незначительное количество
народу смогло прийти на участки для голосования, подавляющее большинство проголосовало "ЗА!" Для многих это был гражданский подвиг! И это в условиях круглосуточно льющейся на нас лжи об "империи зла", в условиях разжигания националистических и сепаратистских настроений не только кучкой провокаторов, но самой властью. Люди вполне однозначно выказали свое отношение к данному вопросу.
А знаете, мина замедленного действия была заложена еще тогда, когда 24 декабря 1990 года депутаты IV Съезда народных депутатов СССР постановили считать необходимым сохранение Союза ССР как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, что и поставило вопрос о референдуме. Когда сомнения в том, что СССР является чем-то незыблемым, прозвучали уже не на кухне и не на митинге народофронтовцев в каком-нибудь забытом богом селе, а с трибуны высшего органа власти. Конечно, процессы разрушения были запущены гораздо раньше — когда началась перестройка.
Но когда о том, что Союз придется реформировать с точки зрения государственного и национального устройства, заговорили депутаты, и не просто заговорили, а осмелились законодательно вынести на всенародное обсуждение вопрос, который еще 10 лет тому назад пришел бы в голову разве что умалишенному — прозвучал звоночек. Последний. Спустя год занавес окончательно опустился.
Задумывался ли кто-то, даже идя на референдум с намерением голосовать "За", о том, что это ненормально, что сама постановка вопроса — это плевок в лицо нашим дедам, которые создавали этот самый Союз, защищали его ценою 20 миллионов жизней, подымали потом из руин, что все, что происходит вокруг это фарс, и участие в нем кощунственно по сути? Нет. Мы тогда больше думали о жвачках, джинсах, видаках и сытой капиталистической жизни. При этом мы были за Союз. Мы и представить себе не могли, что может быть по-другому. Первая строчка гимна, знакомого всем с детства навечно врезалась в память, пожалуй, первой в жизни каждого человека аксиомой.
Мог кто-нибудь представить, что Советского Союза может и не стать?
Нет, мы мечтали о рынке, не понимая, что рынок и СССР несовместимы, что чем-то придется пожертвовать. А когда осознали, ЧЕМ мы пожертвовали, было поздно. Да и осознали — то не сразу. Когда в декабре 1991-го стало известно о денонсации союзного договора, многие просто не поняли, ЧТО на самом деле произошло.
На протяжении 1992-го и еще нескольких месяцев 1993-го все выглядело так, будто не произошло ничего существенного. В России, да и в большинстве республик еще какое-то время ходили советские рубли, все еще говорили на русском, все еще воспринимали друг друга как соотечественников, границы только обустраивались, а то, что для поездки в Тбилиси или в Ригу придется приобретать визу - не могло присниться и в кошмарном сне. Все это время мы спали, с 1985 года, спали сладким сном свободы. А проснулись и увидели, что пока мы спали, нас, извините, поимели. Целую страну. Сверхдержаву. А ведь все могло бы быть по-другому. Еще тогда не поздно было остановить надвигающуюся геополитическую катастрофу. Нет, не на референдуме. Помните, как 19 августа 1991-го Ландсбергис с дрожью в голосе звонил Янаеву в Москву? Или как Гамсахурдиа распустил Национальную гвардию Грузии, бросившись выполнять распоряжение ГКЧП о расформировании всех незаконных военных формирований? Тогда еще можно было переломить ситуацию. Или 6 сентября, когда прибалтийские республики в нарушение Конституции СССР заявили о выходе из Союза. И в конце концов в Беловежской Пуще можно было арестовать заговорщиков. Десятки упущенных возможностей. Некому было защищать страну. Нашлись лишь ГКЧПисты, которые побоялись пойти на решительные действия, да еще прокурор Илюхин, который слишком поздно, но заслуженно возбудил против Михаила Горбачева уголовное дело за измену Родине, да еще депутаты Исаков, Бабурин, Лысов. Остальные спали и проспали страну. Сегодня, спустя 20 лет, референдум 17 марта остается вопиющим примером того, что так называемая современная "демократия" никакой демократией (т.е. властью народа) не является, что власть слышит мнение народа только тогда, когда ей это выгодно, в остальных случаях - об него вытирают ноги. Это особенно легко, когда народ зомбирован и не понимает, что происходит. После этого совершенно логичным продолжением российской новейшей истории является варварский расстрел законноизбранного парламента, переписывание конституции под одного человека, шоковая терапия, бандитский беспредел, залоговые аукционы и т.п.
Проглотив один раз, и ничего даже не возразив, будем глотать до бесконечности. Пока не надоест, видимо. Сегодня, спустя 20 лет, наступает некий рубеж, рубеж капиталистического эксперимента над нашей страной, после которого нам снова придется отвечать на вопрос: а то ли это, чего мы хотели?
И ответом будет снова: за что боролись, на то и напоролись!
Д. Огнеев.http://forum-msk.org/

Назад