EN

Командировка в Душанбе

 

 

В этом учебном году в моей жизни произошли три невероятные вещи: защита кандидатской диссертации, устройство на работу на физический факультет на родную кафедру теоретической физики и первая рабочая командировка! Местом назначения стал город Душанбе, столица государства Таджикистан. Целью по­ездки было прочитать курс лекции по теоретической механике в местном филиале Московского Университета.

Для справки, МГУ имени М.В. Ломоносова имеет филиалы в городах Улья­новск, Пущино, Севастополь, Астана, Женева, Ташкент, Баку и Душанбе.

Все командировочные документы и билеты я получила в пятницу, а в воскре­сенье уже садилась в Домодедово на борт авиакомпании Сомон-Эйр. Этим же рейсом должны были лететь еще двое преподавателей с факультета политологии и госуправления. Мы прилетали вечером, и нас должен был встретить водитель филиала. Лететь предстояло что-то около четырех с половиной часов и, в связи с задержкой вылета, на месте должны были быть уже относительно поздно вече­ром, около 21:00 по местному, поэтому я немного волновалась, как не разминуть­ся с коллегами и встречающим!

 

При подлете к Душанбе, выяснилось, что аэропорт не принимает, поскольку над городом идет сильная гроза. Самолет перенаправили в другой город, кило­метрах в трехста от Душанбе, где мы благополучно приземлились. Сказать, что у меня случилась легкая паника — это ничего не сказать. Мои соседи — семейная пара с девочкой тоже забеспокоились. Они ехали домой к родным в отпуск и пере­живали, что придется добираться до столицы своим ходом. Но, переждав минут двадцать, мы опять взлетели и через 40 минут уже были в Душанбе.

По местному времени было уже около одиннадцати вечера, и после грозы было не очень жарко. А еще одно из первых впечатлений о Таджикистане — это рота русских солдат у здания аэропорта. Это было так неожиданно, увидеть своих сол­дат в чужом государстве, куда летишь по загранпаспорту.

В аэропорту нас действительно встретили. Сначала это был полковник мили­ции. Он провел нас без очереди через паспортный контроль, мы получили багаж и встретились с нашим водителем Халифой, который ждал нас к тому моменту уже пятый час. По ночному, очень чистому городу с пустынными улицами мы домчались до здания филиала. Оно оказалось в самом центре города, недалеко от проспекта Рудаки, и раньше его занимал институт транспорта. У каждого из нас в расписании на завтра значилось три лекции, поэтому все пошли отдыхать. Филиал в Душанбе устроен по тому же принципу, что и Главное здание нашего московского университета: автономность. Учебные аудитории, администрация, гостиница для преподавателей, столовая — все под одной крышей. Поскольку со вчерашнего вечера мы ничего не ели, то первым делом с утра направились в столовую, которая открылась в 7:30 утра. Нас покормили блинчиками и све­жим творогом. Первая пара начиналась в 8 часов утра, как раз в это время надо городом поднимается солнце. До сих пор эта картина стоит у меня перед глаза­ми: через огромное окно бывшего института транспорта видны улицы еще не проснувшегося, еще не разогретого солнцем города, по которым идут молодые люди в черных брюках и белых рубашках с галстуками и нарядно одетые де­вушки. На углу улицы стоит киоск: кто-то ненадолго задерживается возле него, кто-то встечается на перекрестке с друзьями и по одному или компаниями все идут к крыльцу университета.

Курс классической (теоретической) механики, которой мне предстояло чи­тать, был расчитан на 6 дней, по 3 лекции каждый день. Один день, воскре­сенье, давался на подготовку, а после нее — экзамен. Далее — курс по до­полнительным главам: три дня и на четвертый — зачет. Программа, хоть и не очень строго, но была очерчена, материал был заготовлен, настроение было рабочее.

Поскольку студенты в моей группе специализировались частью в химии, в фи­зике, а кто-то в науке о материалах, меня предупредили, что начинать курс лучше постепенно, с самых азов механики. Однако проведенное тестирование показало, что студенты хорошо ориентируются в базовых понятиях, знают законы Ньютона, умеют складывать вектора и пр. Как такового повторения не получилось, потому что практически все, что касалось начал механики, было им известно. Более того, правильные ответы они выкрикивали практически хором! Не дожидаясь оконча­ния вопроса!

 Несмотря на то, что заготовленный на день материал стремительно заканчи­вался, мне все же удалось с честью завершить первый учебный день. Однако, стало ясно, что работа предстоит серьезная — все вечера приходилось проводить за подготовкой.

Так как хотелось бы, город посмотреть не удалось, но то, что я видела, было очень необычно! Во-первых, отдельным пунктом шел вид из окна: Фанские горы! В любое время дня и ночи зрелище потрясающее. Днем видны ледники, а вечером в горных аулах зажигаются огни. В центре города — парк с множеством фонта­нов, кустами роз, огромным зданием новой библиотеки, музеем. Вообще в целом Душанбе производит впечатление возрождения. Много строек и частые дорож­ные работы. Не так давно здесь закончилась гражданская война.

 

Сам филиал находится в центре, который, как мне рассказали, был отстроен под влиянием ленинградской архитектурной школы. Это произошло в связи с тем, что она была эвакуирована во время войны в Душанбе и многие специалисты по­том остались здесь жить. Здания, и правда, очень красивые. Есть совсем в класси­ческом стиле, например здание государственного банка, а есть и что-то более со­временное, как, например, просто-таки ажурное здание министерства обороны.

При входе в филиал висит плакат с цитатой президента Таджикистана Эмома­ли Рахмона: «Я убежден, что наши нынешние и будущие студенты, как истинные ломоносовцы, все свои знания и силы отдадут служению народу и своей Роди­не». В коридорах рядом с аудиториями также есть плакаты с цитатами великих ученых и мыслителей. Еще часто можно увидеть таблички, напоминающие: «У нас говорят по-русски». В целом, за студентами смотрят очень строго: начиная с внешнего вида и заканчивая посещаемостью. За опаздания выносят выговоры, за небрежный внешний вид мог отправить домой. Несмотря на такие суровые усло­вия, сами ребята полны энтузиазма. Кроме того, что они все очень парадно вы­глядят, они очень вежливы и при встрече у них есть милая традиция, здороваясь со старшими, прикладывать руку к сердцу.

Поскольку читатель ориентируется в этом общем на нашем факультете кур­се, то, чтобы получше представить объем, который смогли усвоить ЗА НЕДЕЛЮ эти по истине замечательные студенты, кратко перечислю основные пункты: Ла­гранжев формализм (с выводом уравнений Лагранжа, а также решением задач на описание простейших систем классической механики), Гамильтонов формализм (все то же), колебательные системы (упор в основном делался на решение задач о свободных и вынужденных колебаниях), движение твердого тела (углы Эйлера, уравнения Эйлера).

Слово «усвоили» здесь появилось не случайно, поскольку на экзамене добрая половина слушателей прямо при мне лихо выводила условия замкнутости тра­ектории при движении в центральном поле, выражение для периода финитного движения, активно применяла вариационный принцип для вывода уравнений движения.

Мы все знаем минуты рабочего кипения, вызванного авралом или вдохновени­ем, часто мы вспоминаем такие минуты в более спокойное время: «ах, вот если бы я всегда так работал!» За эту неделю, без преувеличения, эти ребята суме­ли воспринять большую часть годового университетского курса (я брала с собой свои студенческую семинарскую тетрадь). А это для них не единичное событие! Большую часть курсов в филиале ведут преподаватели из Москвы, и все в том же режиме. Получается, сессии в нашем понимании у них нет, можно сказать, она у них каждую неделю, с сентября по июль. В качестве поощрения отличники получают стипендию, что-то около пятисот рублей в пересчете на наши деньги. Трем студентам из моей группы, особо отличившимся в учебе, недавно в качестве поощрения каждому подарили iPad.

Про вторую часть курса («Дополнительные главы») я лишь упомяну, потому что сложно передать, как можно изложить основы механики сплошной среды в три лекционных дня. По ее итогам состоялся зачет, на котором, впрочем, все впол­не достойно по памяти излагали основные положения из предложенного списка вопросов.

Как рассказали мне ребята, все они прикреплены к научным институтам, где занимаются исследовательской работой. Разнообразие тематик большое: есть и физики-теоретики и повелители лазеров и молекулярные химики. Кто-то даже за­нимается квантовыми компьютерами. Мне, правда, не удалось выяснить на каком уровне — они немного стеснялись. Но, главное, что они не просто учатся, а уже, с самого начала, пытаются встроиться в сам научный процесс, получить собствен­ные результаты.

Ближе к концу курса меня начал мучить вопрос, как надолго проникли знания по моему предмету им в голову и насколько они им будут нужны в будущем. В основном меня почему-то смущала мысль о химиках… Но тем не менее, это не помешало нам по окончании последнего зачета выйти на крыльцо, дружно про­скандировать «Теормех» и сфотографироваться.

 

P.S. Кстати, диплом выпускники филиала получают в Москве!

P.P.S. После выпуска студенты-бюджетники три года должны отработать там, куда их направит государство (наподобие того, как это было в советское время). Мне рассказали, что на защиту дипломов прошлого курса математиков пришли люди из банка и по результатам защиты выкупили всю группу у государства себе в банк.

н.с. Н. Губина

Назад