EN

Заветы основателей школы и традиции СУНЦа МГУ им. М.В. Ломоносова

Школа-интернат при МГУ, сейчас известная как СУНЦ МГУ им. М.В. Ломоносова, празднует сегодня 55-летие. Она работает на тех же началах, что аналогичные школы при Новосибирском, Санкт-Петербургском, Екатеринбургском, Минском, а ранее и Киевском университетах.

При создании таких учебных заведений основатели нашей школы академики Андрей Николаевич Колмогоров и Исаак Константинович Кикоин прежде всего имели ввиду предоставить увлеченным физикой и математикой подросткам с периферии те же возможности развития, которые имеют их сверстники в больших университетских городах. Позже, кроме физико-математического, в школе появились направления информатики, химии, биологии, а в этом году — и инженерное. Был опыт подготовки и экономистов, но недолго.

В СУНЦ МГУ учиться нелегко. Стоит туда пытаться поступить тем, кто имеет горячее желание работать в области физико-математических и других наук и их применений, обладает хорошими способностями и, главное… Готов много и упорно трудиться, а не просто рассматривать школу как стартовую площадку для поступления в МГУ. ФМШ не является курсами по подготовке в ВУЗы. Здесь стремятся дать ученикам такую подготовку, которая позволила бы им уже на первых курсах университета или выбранного ВУЗа работать более сознательно с широкой перспективой и рано включиться в самостоятельную научную работу. И, как писал А.Н. Колмогоров,«опыт показал, что действительно научная работа выпускников школы уже на средних курсах университета часто бывает весьма успешной».

Учебный процесс в школы построен по университетскому принципу: лекции, семинары, практикумы, коллоквиумы. Каждые полгода — зачетные и экзаменационные сессии. Уроки обычно спарены, что позволяет рационально использовать время. На семинарах классы делятся на группы по 10-12 человек (физика, химия), а математики, как правило, ведут семинары втроем, по своей технологии, организуя индивидуальную работу с каждым учеником.

Для учащихся СУНЦ лекции должны читать ( и читают) профессора и доценты, опытные преподаватели Московского университета, главная же работа ведется в классах, на семинарах, где классы разделены на группы по 10–15 человек, в кружках и лабораториях. К проведению этих занятий стремятся привлекать выпускников ФМШ, студентов университета.

В учебном процессе, по задумке основателей школы, должны принимать участие также аспиранты и студенты, в значительной части из выпускников школы.

В практикумах, построенных по аналогии с университетскими, как, например, на физфаке, задания по одной задаче выполняются вдвоем. При таком подходе ребята приучаются к коллективной работе. Как правило, занятия проходят в два этапа: допуск — выполнение — одна пара, сдача задачи индивидуальна и… на следующем занятии. Работа в практикумах начинается с лекции «Введение в технику эксперимента», затем — занятие по технике безопасности (под роспись) и зачет по расчету погрешностей. За семестр каждый (несмотря на болезни, участие в олимпиадах и научных семинарах и конференциях) должен выполнить и сдать фиксированное число задач. Допуск к выполнению практикума предусматривает выявление степени готовности к работе и понимания сути проводимого, по сути, эксперимента. Использование калькулятора при расчетах запрещено, предусмотрено осмысление результатов работы. Важное место занимает ведение тетради по практикуму, умение записать результаты измерений и знание техники их обработки. Естественно, что теория и формулы записываются в векторном виде.

Первый же семинар по физике для вновь принятых посвящен математике (векторному анализу), началам дифференцирования и интегрирования, без которых невозможно решение сложных и оригинальных задач, которые, в общем, за рамки школьной программы не выходят. Второй же семинар по физике посвящен методике решения задач и культуре оформления решений. Конечно, существуют и домашние задания и штудирование материала по хорошим учебникам в дополнение к лекционному материалу. Лекции, например, по физике читаются по потокам: для физиков и информатов; для химиков и биологов. Рекомендуется при чтении лекций проводить демонстрации по теме, а в конце цикла и показ опытов и наиболее информативных демонстраций. В школе есть физический и химический кабинеты, компьютерные классы.

«Меловая» физика, как и преподавание других естественнонаучных предметов без опытов и демонстраций, не приветствуется. На лекциях используется авторский материал, значительно углубляющий материал школьного курса.

Программы изучения иностранного языка (английского), другой — факультативно, предполагают освоение специально-научного и разговорного языка, занятия проходят в группах по 6–7 человек, которые формируются после определения уровня знания.

Семинары по физике (дни недели распределены между математиками и физиками поровну: вторник, четверг, суббота — физические дни, остальные отданы математикам. Гуманитарные науки, физкультура, иностранные языки дополняют учебный день) имеют определенную схему проведения: после приветствия — проверка выполнения домашнего задания (пускается лист, где каждый отмечает число сделанных полностью или частично заданий), выясняется, какие задачи не получились. К доске вызывается тот, кто с задачей справился. Он на доске с комментарием (обязательным!) предлагает решение, обсуждается ответ и показывается, как сделана проверка. «Хочешь понять что-то сам — попробуй понятно рассказать об этом другому», говорил Кикоин.

Затем преподаватель приступает к новой теме (теме семинара, которую определяет на специальном занятии для преподавателей лектор), проводит показ решения трудных задач по новой теме, как обычно решения проводятся в общем виде, ответ проверяется методом размерностей, а расчеты ребята проводят дома: задача решена, остальное — дело техники. На семинаре возможны и демонстрации, и физ.бои (мат.бои у математиков и информатов). Нередки и 10-минутные самостоятельные работы на листочках.

Преподаватель, используя свои авторские разработки, должен знать ключи для решения всех выбранных задач. Затем приходит время вопросов учеников, иногда и провокационных, интересных и нестандартных. Если преподаватель не может ответить, он сознается в этом и солидно обещает ответить, подготовившись, на следующем занятии.

Основатели школы большое внимание обращали на поиск талантливых ребят в закрепленной за школой части страны. Сначала А.Н. Колмогоров предлагал проводить письменные экзамены для всех желающих поступить в интернат в период проведения районных олимпиад, такие письменные экзамены рассматривались как первое сито. Со временем на место этому отборочному экзамену пришло первичное тестирование по математике, физике (химии) с использованием стандартных бланков, где правильный ответ помечался в специальной табличке, как сейчас при сдаче ЕГЭ. Проверка осуществлялась проколом стопки бланков по матрице ответов. Это облегчало первичный отбор для последующего письменно-устного экзамена, проводившегося в тот же день. Задания тестов не предусматривали больших расчетов, были на сообразительность, смекалку, нестандартное мышление. К такому тесту ребята приступали после приветствия собравшихся представителями местной администрации, рассказа об интернате, его сильных сторонах и традициях приехавшими для проведения экзаменов преподавателями школы и привлеченными преподавателями или старшекурсниками МГУ. При правильной информации и доброжелательности местных органов образования, «сарафанному радио» на такой тур собиралось обычно от 100 до 500 человек. Отбирали на дальнейшее собеседование-экзамен не более 20 человек по каждому направлению. Пока работы проверялись (прокалывались), отбирались в стопки по числу правильных ответов и дифференцировались (от общего уровня), а это занимало 30 минут или чуть больше, ребята отдыхали, общались между собой, а свободные педагоги беседовали с родителями, которых собиралось зачастую очень много, отвечали на их вопросы. В раскладывании бланков теста по числу правильных ответов принимали участие и местные методисты, и учителя.

Устно-письменный экзамен предусматривал решение предлагаемых на бланках вариантов задач или заданий (всякий раз новых, оригинальных) и по мере готовности защиту готового решения экзаменующему, в ходе беседы оценивался потенциал, творческие способности каждого. В протокол экзамена заносилась дифференцированная оценка каждого действия ученика простановкой плюсов-минусов. Такие экзамены проводились отдельно по физике (химии), математике. Результат сообщался общий по количеству баллов и только!

Большое значение имела рекомендация экзаменующих, если среди поступающих попадались творческие, нестандартно мыслящие ребята (даже если их школьная база оказывалась не слишком основательной). Вот такие-то ребята, по замыслу А.Н. Колмогорова, и приглашались в Летнюю школу на 24 дня, чтобы подтянуть их до уровня уже прошедших по конкурсу и в это время решить окончательно вопрос об их поступлении в ФМШ. Сейчас Летняя школа в СУНЦе проходит в ином формате, так же как и приемные испытания. А жаль… Сейчас основной упор делается на олимпиадниках, но не они все-таки должны составлять ядро классов, а «творчески мыслящие ребята, готовые решать задачи, у которых пока нет ответов» (А.Н. Колмогоров). Он же призывал выпускников школы — аспирантов и студентов — один день в неделю полностью посвящать работе с учениками школы с тем, чтобы передавать им как эстафету желание получать от учебы максимум возможного, начав уже сейчас в школе заниматься научной работой.

Этому должно было способствовать и активное участие в Турнире юных физиков, в физ. и мат.боях, в научных конференциях школьников и т.п.

Факультативы, проводимые ведущими учеными МГУ, встречи с интересными людьми расширяли кругозор школьников, помогали юным определиться в выборе направления в будущих занятиях наукой.

Внеклассная работа с воспитанниками школы должна быть направлена на раскрытие талантов, способностей, художественных интересов подростков, привитие им любви к физкультуре и спорту. Развитие художественной самодеятельности, уроки танцев, дискотеки, посещение московских музеев и театров, проведение ежемесячных дней рождения, физкультурных соревнований, спартакиад, общешкольных праздников — все это традиции, заложенные основателями школы.

Не последнее место в школе отводится возможностям заниматься спортом: есть футбольное поле, беговая дорожка, катки и освещенная лыжная трасса в зимнее время года, волейбольная и теннисная площадки, спортивный зал, столы для настольного тенниса, тренажеры.

Все это направленммо на создание сплоченного, боевого и патриотичного коллектива учащихся и преподавателей и воспитателей школы. Чего стоят походы, туристические слеты, традиционные праздники и др.

В школу шли энтузиасты, отдающие детям весь жар своей души. Здесь работали Александр Жуков, Андрей Бакшеев, Дмитрий Соболев, Дубровский и Вавилов, Бутузов и Юлий Ким…

Традицией было посвящение поступивших в ученики школы, проводившееся «стариками» в самом начале октября, после месячной акклиматизации «новичков». Сколько выдумки, смеха, радости открытий и испытаний ждало ребят.

По традиции окончание первой четверти обычного школьного года было первым этапом отсева тех, кто будучи «первыми в Вероне», не смогли стать «первыми в Риме». Их тактично, через родителей, чтобы не выработалось у не справляющихся с учебной нагрузкой, не вписавшихся в коллектив комплекса «не взятой» высоты, отправляли по месту жительства для продолжения учебы в тех классах, откуда они приехали. Численность классов уменьшалась до 25–28 человек.

Первая сессия, первые экзамены по основным предметам и аттестация — залог успешной учебы в будущем в университете. Это и контроль за усвоением материала, и выработка бойцовских качеств и умения сосредоточиться в стрессовой обстановке, и, в конце концов, приобретение опыта студенческой жизни. Ведь не секрет, что иногда студент учится от сессии до сессии, от контрольной до контрольной. А если самостоятельная — на каждом семинаре? Тут волей-неволей за ум возьмешься…

В конце учебы в интернате проходила аттестация ребят на педагогическом Совете школы, рассматривались их заявления о приеме на выбранный факультет и выдавались рекомендации для поступления достойным, а они почти все были такими. И вот тогда выпускные экзамены по профилирующим предметам принимали члены приемной комиссии соответствующего факультета. При их успешной сдаче победа в общем конкурсе для поступления в университет была обеспечена.

В современных условиях успешная подготовка к сдаче ЕГЭ, достойная его сдача и высокий балл на конкурсных экзаменах по профилирующим дисциплинам — так же обеспечивает поступление в университет. База этому создается в ФМШ (т.е. в СУНЦе) — школе имени А.Н.Колмогорова.

Придя на первый курс, выпускники школы (об этом мечтали основатели школы), имея существенный задел глубокого знания основ математики, физики, информатики, могут сразу или почти сразу включиться в самостоятельную научную работу. Об этом много и не раз говорил А.Н. Колмогоров. Но можно и сложить ручки и «проехаться» в первое время на полученных при учебе в интернате знаниях. Однако расплата была близкой — после первой-второй сессии в университете — отчисление. Увы…

«ФМШ не была задумана как своеобразные курсы по подготовке к конкурсным экзаменам. Мы стремились еще в школе привить нашим питомцам навыки самостоятельного научного мышления, вооружить их всем, что необходимо, чтобы воспринимать университетские курсы не формально, а добиваясь полного и наглядного понимания существа дела. Именно с этой целью мы выходили за рамки обычного школьного курса, не дублируя, однако, университетского преподавания», писал он.

… Такая система обучения играет некоторую роль в той быстроте, с которой лучшие выпускники входят в самостоятельную научную работу.

Андрей Николаевич также подчеркивал, что в Москве и других университетских городах нет особой необходимости отбирать по конкурсу наиболее сильных учащихся. По существу, факультативные занятия и специализированные классы должны были бы охватить всех школьников, интерес которых к математике и физике и другим наукам соединяется с готовностью сосредоточенно работать. В качестве слушателей лекций и учеников вечерних университетских школ, в конечном счете, удержатся наиболее упорные.

Но для жителей малых городов и сел мы в состоянии предоставить те же возможности только собрав их вместе в интернате. Это и делает наша ФМШ (мы не принимаем жителей университетских городов!). Думаю, мы делаем им значительно больше, чем могут дать заочные школы”, писал он.

А вот академик Кикоин в лекции говорил: «…наука такая дама, которая не терпит по сути абсолютно никакой серьезной конкуренции и жестко расплачивается с нарушителями”. Об этом надо всегда помнить и не только в науке и быть начеку: ведь страсти нас подстерегают в самых неожиданных и, казалось бы, спокойных ситуациях. И уж если даешь где-то слабину (ведь человек слаб), то не до конца и поскорее выбирайся на волю…

Московскому университету естественно рассматривать свою ФМШ, свой СУНЦ не только как источник пополнения состава своих студентов, но и как свой вклад в создание системы отечественного образования. Университет получит лучших своих питомцев для себя, но не должен считать работу с попаданием в другие ВУЗы, пропавшей без пользы. Накопленный опыт работы в ФМШ найдет и за ее пределами широкое применение по мере выхода в свет подготовленных учебных пособий, материалов практикумов. Педагогическому коллективу не безразлично, какими людьми выходят выпускники из ФМШ, как они умеют жить в коллективе, каков образ их мыслей, убеждения.

Хотелось бы, чтобы выпускники интерната приносили в ВУЗы хорошие традиции.

И, наконец, хочется пожелать всем ученикам школы настойчиво и целеустремленно учиться, чтобы вернее избрать свой путь, чтобы Ваша жизнь в дальнейшем было как можно более насыщенной для вас самих и наиболее полезной для нашего общества, чтобы вы встречали завтрашний день во всеоружии разнообразных знаний, необходимых для людей будущего.

С Днем рождения, СУНЦ МГУ — ФМШ — знаменитая школа им. А.Н. Колмогорова!

А. Гаврилов, выпускник физического факультета 1973 г., преподаватель СУНЦ 1998–2006 гг.

Назад