EN

К 70-летию* испытания первой советской атомной бомбы

*Статья была написана к 50-летию этого события и опубликована в «Советском физике» №6(13), 1999 г. Прошедшие двадцать лет показали важность испытания первой советской атомной бомбы и величие подвига создателей советского ядерного оружия.

Главный реактор «Советского физика» К.В. Показеев

В конце августа этого года прошли научные и торжественые мероприятия, посвященные пятидесятилетию испытания первой советской атомной бомбы, обеспечившего 50 лет мира на планете Земля. Главный конструктор первой советской атомной бомбы академик Юлий Борисович Харитон писал: «Атомная бомбардировка Японии возвестила миру о наступлении новой эры. Возникла опасность одностроннего диктата, подкрепленного обладанием невиданного по своей разрушительной силе ядерного оружия».

Наша страна входила в атомную эпоху в исключительно тяжелых условиях. Из-за тягот военного времени люди были напряжены до предела, промышленность и хозяйство европейской части СССР разрушены, десятки миллионов соотечествеников погибли в войне. Все свои силы наука отдавала фронту, а сами ученые, в том числе с мировыми именами, жили в тяжелейших бытовых и материальных условиях, в большинстве своем будучи эвакуированными за тысячи километров от сложившихся столичных научных центров. Многие из них были на фронте в действующей армии.

Когда враг был повержен, наша страна была разорена и обескровлена. Очень скоро на смену «горячей» войне, в которой СССР и США были союзниками, пришла война «холодная», в условиях которая монополия США на атомную бомбу представляла угрозу для нашей безопасности. Создание советской атомной бомбы стало нашей первоочередной национальной задачей.

Я поражаюсь и преклоняюсь перед тем, что было сделано нашими людьми в 1946-1949 годах. Нелегко было и позже. Но этот период по напряжению, героизму, творческому взлету и самоотверженности не поддается описанию. Только сильный духом народ после таких невероятно тяжелых испытаний мог сделать совершенно из ряда выходящее: полуголодная и только что вышедшая из опустошительной войны страна за считанные годы разработала и внедрила новейшие технологии, наладила производство урана, сверхчистого графита, плутония, тяжелой воды… Через четыре года после окончания смертельной схватки с фашизмом наша страна ликвидировала монополию США на обладание атомной бомбой. Через восемь лет после окончания войны СССР создал и испытал водородную бомбу, через 12 лет запустил первый спутник, а еще через четыре года открыл человеку дорогу в космос. Создание ракетно-ядерного оружия потребовало предельного напряжения человеческого интеллекта и сил. Пятьдесят лет ядерное оружие удерживало мировые державы от войны, от непоправимого шага, ведущего к всеобщей катастрофе.

Принципиальное значение для реализации советского атомного проекта имела информация об успешном испытании Соединенными Штатами 16 июля 1945 года первой атомной бомбы. Беспрецедентная разрушительная сила атомных взрывов в Хиросиме и Нагасаки в августе 1945 года привела руководство СССР к выводу о необходимости скорейшего форсирования работ по созданию советского атомного оружия. Когда Советский Союз одержал Победу в Великой Отечественной войне, появилась возможность сосредоточить усилия государства на практическом решении атомной проблемы. 20 августа 1945 года Постановлением Государственного Комитета Обороны был создан Специальный комитет ГКО для руководства всеми работами по использованию атомной энергии. Председателем Спецкомитета был назначен Л.П. Берия, членами — Г.М. Маленков, Н.А. Вознесенский, Б.Л. Ванников, А.П. Завенягин, И.В.Курчатов, П.Л. Капица, М.Г. Первухин, В.А. Махнев. Тем же постановлением был создан Технический совет при Спецкомитете. Председателем совета был назначен Б.Л.Ванников, членами — А.И.Алиханов, И.Н. Вознесенский, А.П. Завенягин, А.Ф. Иоффе, П.Л. Капица, И.К. Кикоин, И.В. Курчатов, В.А. Махнев, Ю.Б. Харитон, В.Г. Хлопин. При Техническом совете были созданы: Комиссия по электромагнитному разделению уран (руководитель А.Ф. Иоффе), Комиссия по получению тяжелой воды (руководитель П.Л. Капица), Комиссия по изучению плутония (руководитель В.Г. Хлопин), Комиссия по химико-аналитическим исследованиям (руководитель А.П. Виноградов), Секция по охране труда (руководитель В.В.Парин). 30 августа 1945 г. решением Совета Народных комиссаров СССР образовано Первое главное управление при СНК СССР. Начальником ПГУ назначен Б.Л. Ванников, его заместителями — А.П. Завенягин, П.Я. Антропов, Н.А. Борисов, А.Г. Касаткин, П.Я. Мешик, членами коллегии ПГУ — А.М. Комаровский, Г.П. Корсаков, С.Е. Егоров.

Отечественные физики были подготовлены к такой интенсификации работ по созданию отечественного ядерного оружия. Еще в 1922 г. академик Вернадский произнес пророческие слова: «Мы подходим к великому повороту в жизни человечества, с которым не могут сравняться все им раньше пережитые. Недалеко время, когда человек получит в свои руки атомную энергию, такой источник силы, который даёт ему возможность строить свою жизнь, как он захочет. Это может случиться в ближайшие годы, может случиться через столетие. Но ясно, что это должно быть». В.И. Вернадский был инициатором организации ряда институтов, которые внесли существенный вклад в развитие отечественной науки. Создание Петроградского государственного рентгенологического и радиологического института (1919 г.), Радиевого института АН (1923 г.), Ленинградского физико-технического института (1923 г.), Физического института АН (1932 г.), Института физических проблем (1935 г.) привело к появлению плеяды таких выдающихся ученых, как Л.Ф. Иоффе, А.П. Александров, А.И. Алиханов, Л.А. Арцимович, С.И. Вавилов, А.П. Виноградов, В.А. Давиденко, Я.Б. Зельдович, П.Л. Капица, И.К. Кикоин, И.В. Курчатов, Л.Д. Ландау, Н.Н. Семенов, К.Д. Синельников, Д.В. Скобельцин, И.Е. Тамм, Г.Н. Флеров, Я.И. Френкель, Ю.Б. Харитон, В.Г. Хлопин, К.И. Щелкин и многих других, из которых в дальнейшем выдвинулись основные научные руководители институтов и производств, связанных с созданием советского ядерного оружия.

В конце 1938 г. при Президиуме Академии наук была организована Комиссия по атомному ядру. Возглавлял эту комиссию С.И. Вавилов. В состав комиссии вошли А.Ф. Иоффе, А.И Алиханов, И.В. Курчатов, И.М. Франк, В.И. Векслер, А.И. Шпетный. 25 июня 1940 г. Президиум Академии поручил академикам В.И. Вернадскому, А.Е Ферсману и В.Г. Хлопину наметить мероприятия, которые позволили бы форсировать в Советском Союзе работы по использованию внутриатомной энергии. В начале 1940 г. При Президиуме Академии наук была образована Комиссия по проблеме урана. Председателем урановой комиссии стал В.Г. Хлопин, а ее членами — И.В. Курчатов, Ю.Б. Харитон и А.П. Виноградов.

В те же предвоенные годы молодые ученые Института химической физики Ю.Б. Харитон и Я.Б. Зельдович одними из первых предложили и представили расчет цепной реакции деления тяжелых атомов. В июле 1940 г. В.И. Вернадский и В.Г. Хлопин направили в Президиум Академии письмо с предложением: «…Срочно приступить к выработке методов разделения изотопов урана и к конструированию соответствующих установок, для чего поручить Комиссии по изотопам совместно с Комиссией по атомному ядру в двухмесячный срок наметить учреждения и лиц, которые эти должны заниматься».

В середине июля 1940 г. В.И. Вернадский, А.Е. Ферсман и В.Г. Хлопин обратились к заместителю председателя Совнаркома СССР Н.А. Булганину, из которого следовало, что советские ученые к июню 1941 г. были полностью готовы к освоению внутриатомной энергии. Но дальше была война…

Тем не менее 11 февраля 1943 г. было принято специальное решение ГКО о создании Лаборатории №2 — первого в стране научно-исследовательского учреждения, призванного заняться атомной проблемой. Одновременно на М.Г. Первухина и С.В. Кафтанова была возложена обязанность повседневно руководить работами по урану. В марте 1943 г. руководителем Лаборатории №2 стал Курчатов. Штат сотрудников поначалу формировался преимущественно из сотрудников Ленинградского физико-технического института. В лаборатории начали работать А.И Алиханов, А.П Александров, Л.А. Арцимович, И.К. Кикоин, Б.В. Курчатов, Ю.Я. Померанчук, К.А. Петржак, Г.Н. Флеров. С лета 1944 г. штат курчатовской лаборатории пополнился ведущими сотрудниками Института химической физики. В их числе были Н.Н. Семенов, Я.Б. Зельдович, Ю.Б. Харитон.

Документ «Тактико-техническое задание на атомную бомбу». Под ним подпись Юлия Борисовича Харитона — главного конструктора КБ-11. Далее фамилия Павла Михайловича Зернова — начальника КБ-11. Фото: РФЯЦ-ВНИИЭФ

https://rg.ru/2019/08/29/70-let-nazad-v-sssr-proshlo-pervoe-ispytanie-atomnoj-bomby.html

Работы по атомному проекту начали быстро набирать обороты. Очень скоро стало ясно, что для реализации того гигантского объема работ, который необходимо выполнить для разработки ядерного оружия, требуется сформировать крупный комплексный научно-исследовательский институт с различными лабораториями со специальной измерительной техникой, соответствующими опытными заводами и полигонами. Этому институту предстояло, в частности, разработать количественную теорию газодинамических и ядерных процессов, изготовить необходимые прецизионные детали из взрывчатых веществ, создать методы определения свойств различных веществ при высоких давлениях.

8 апреля 1946 г. Совет Министров СССР принял постановление об организации КБ-11 — ядерного центра специального конструкторского бюро — филиала Лаборатории №2. Начальником КБ-11 был назначен Павел Михайлович Зернов, главным конструктором — Юлий Борисович Харитон. Задача новой организации ставилась предельно четко — сделать ядерную бомбу.

О масштабах работ, проводившихся в этом ядерном центре, можно было судить по перечню созданных в нем ключевых подразделений. Однако даже этот перечень привести в рамках настоящей заметки затруднительно. Отметим только, что в КБ-11 было сформировано два сектора: научно-исследовательский сектор, состоящий из одиннадцати лабораторий, и научно-конструкторский сектор, состоящий их одиннадцати отделов. Кроме того, в составе КБ-11 функционировали крупные производственные подразделения — опытные заводы №1 (механический) и №2 (изготовление взрывчатых веществ и деталей из них).

Интенсивность работ в ядерном центре была очень высока.

К 1 июля 1946 г. Ю.Б. Харитоном было подготовлено тактико-техническое задание на атомную бомбу. 25 декабря 1946 г. был запущен опытный ядерный реактор Ф-1 Лаборатории №2. 21 апреля 1947 г. вышло постановление правительства о создании Семипалатинского полигона для испытания ядерной бомбы. 15 июня 1948 г. выведен на проектную мощность промышленный реактор — объект «А» Комбината №817, предназначенный для наработки плутония. 22 декабря 1948 г. запущен в эксплуатацию радиохимический завод «Б» Комбината №817, предназначенный для выделения плутония из облученного урана. 26 февраля 1949 г. опытно-промышленное производство металлургического завода «В» Комбината №817 получило первый плутоний, выделенный на радиохимическом заводе «Б». В апреле 1949 г. на заводе «В» начато изготовление деталей ядерной бомбы из сплава плутония. 11 апреля 1949 г. в КБ-11 сформирована специальная группа для подготовки испытания первой атомной бомбы РДС-1. 26 июля 1949 г. завершена подготовка Семипалатинского полигона к испытанию атомной бомбы РДС-1. 27 июля 1949 г. на Семипалатинском поли-гоне начала работать Правительственная комиссия под председательством М.Г. Первухина. 8 августа 1949 г. в КБ-11 доставлены с завода «В» Комбината №817 детали из плутония для первой атомной бомбы. 21 августа 1949 г. специальным поездом на полигон были доставлены плутониевый заряд и четыре нейтронных запала, один из которых использовался при подрыве боевого изделия. И.В. Курчатов отдал распоряжение о проведении испытания 29 августа 1949. 22 августа 1949 г. проведена генеральная репетиция испытания атомной бомбы на полигоне. В ночь с 28 на 29 августа Ю.Б. Харитон и Н.Л. Духов с помощниками собрали плутониевый заряд и нейтронный запал и вставили их в заряд ВВ. Окончательный монтаж бомбы был завершен к 3 часам утра 29 августа под руководством А.Я. Мальского и В.И. Алферова. К 6 часам утра бомбу подняли на испытательную башню, завершили ее снаряжение взрывателями и подключили к системе подрыва. В 6 часов 35 минут операторы включили питание системы автоматики, а в 6 часов 48 минут был включен автомат испытательного поля.

29 августа 1949 года в 7 часов местного времени, в 4 часа московского времени осуществлен взрыв первой атомной бомбы РДС-1.

Этот снимок сделан на полигоне в Семипалатинске через две секунды после успешного испытания первой советской атомной бомбы. Фото: РФЯЦ-ВНИИЭФ

Ровно в 7 часов вся местность озарилась ослепительной вспышкой света, что означало, что разработка и испытание первой советской атомной бомбы завершились успешно. Использованная в опыте аппаратура обеспечила проведение оптических наблюдений, измерения теплового потока, параметров ударной волны, характеристик нейтронного и гамма-излучений, определение уровня радиоактивного загрязнения местности в районе взрыва и вдоль следа ядерного взрыва, изучение воздействия поражающих факторов ядерного взрыва на биологические объекты. Энерговыделение первой советской атомной бомбы составило 22 килотонны тротилового эквивалента.

История разработки первой советской атомной бомбы являет собой образец высокой организованности всех служб самой разной направленности, самоотверженной работы всех участников ее создания, четкости взаимодействия и высокой ответственности за порученное дело. В этот период был выработан особый стиль работы всего коллектива исследователей, конструкторов, технологов, производства и администрации, при котором, несмотря на строгие условия режима секретности, в рамках допустимого имело место постоянное и четкое взаимодействие всех подразделений с полным пониманием важности и необходимости выполнения стоящих перед каждым задач.

Автору этих строк посчастливилось работать в Российском Федеральном Ядерном Центре — ВНИИ экспериментальной физики (в бывшем КБ-11), неоднократно участвовать в проведении испытаний ядерных зарядов и в 50-60–е годы общаться с К.И. Щелкиным, Н.Л. Духовым, Б.И. Забабахиным, Я.Б. Зельдовичем, Ю.А. Романовым, Е.А. Негиным, Д.А. Фишманом, А.Д Захаренковым, Н.И. Павловым, Г.А. Цыркаовым. Я не мог не обратить внимание на то, что этим талантливым людям присуще что-то общее. Им были свойственны исключительная порядочность, целеустремленность, высочайший уровень профессиональных знаний, трудолюбие, обязательность, требовательное и одновременно уважительное отношение к окружающим. Объяснить простой случайностью присутствие в одном коллективе такого количества незаурядных личностей вряд ли возможно. Более вероятным представлялось предположить, что у истоков формирования такого коллектива специалистов стоял опытный, талантливый организатор. Со временем стало очевидным, что таким организатором был Юлий Борисович Харитон, а упомянутые специалисты были также участниками реализации советского ядерного проекта и достойными учениками Ю.Б. Харитона. Только такому слаженному коллективу талантливых профессионалов, объединенных сознанием государственной важности выполняемой работы, было под силу в кратчайший срок выполнить тот гигантский объем работ, который был необходим для реализации советского атомного проекта. Неоценимый вклад в это дело, конечно же, внес И.В. Курчатов.

Необходимо отметить большую роль выпускников и сотрудников физического факультета МГУ в работах по созданию ядерного оружия. Декан физического факультета В.С. Фурсов был заместителем И.В. Курчатова, а позднее научным руководителем по разработке, созданию и эксплуатации уран-графитовых реакторов в Москве, на Южном Урале, в Томске и Красноярске. С.Т. Конобеевский, также в прошлом декан физического факультета, выполнил очень ответственную часть работ по металлургии плутония. Выпускник факультета Л.В. Альтшулер, работая над переводом делящегося вещества в надкритическое состояние, получил до сих пор непревзойденные результаты в области физики высоких плотностей энергии, изучающей состояние материи при очень высоких плотностях и температурах.

Среди авторов работы по созданию двухступенчатой термоядерной бомбы также имеются фамилии выпускников физического факультета: академик Е.Н. Аврорин, В.Б. Адамский, член-корр. Ю.Н. Бабаев, Б.Д. Бондаренко, Н.А. Дмитриев, академик Е.И. Забабахин, Н.А. Попов, член-корр. В.И. Ритус, Ю.А. Романов, академик А.А. Самарский, академик А.Д. Сахаров, академик А.Н. Тихонов, член-корр. Л.П. Феоктистов, М.П. Шумаев. Выпускники факультета составили костяк разработчиков внешнего нейтронного инициатора ядерных бомб: Е.А. Сбитнев, Е.И Сиротинин, В. Соковишин, Д.М. Чистов. Основные исполнители и руководители критмассовых измерений А.М. Воинов, А.М. Малинкин, Ю.В. Стрельников — также выпускники физического факультета.

Ведущий научный сотрудник НИИЯФ д.ф-м.н. Е.И. Сиротинин

Назад